Смехотерапия

21 541 подписчик

Свежие комментарии

Время выбирать судьбу

источник фото: haski-mana.ru

- Ну что, Павел, решил? – Галина Ивановна по старой привычке взяла его за плечо и заглянула в глаза.

- Решил, Галина Ивановна. Буду готовиться к экзаменам в Суворовское! - Твердый взгляд Павла не оставлял сомнений.

– Ты ведь судьбу выбираешь, но вижу, что ты все обдумал. Наверняка вместе с Алексеем? – Пашка кивнул.

Четвертый год Пашка живет в детском доме, где директором – Галина Ивановна. Много воды утекло с тех пор, как попал он сюда ершистым, недоверчивым пацаном, и кто знает, куда бы завела его судьба, не попадись на его пути этот добрый, большого сердца человек – Галина Ивановна.

Никому не верил Пашка – ей поверил! Дав однажды слово - ни разу не нарушил его, хотя соблазнов было много. Но добрый взгляд Галины Ивановны и верное плечо Алексея Сергеевича, навсегда ставшего другом и старшим братом, настойчиво вели его к заветной мечте – стать настоящим человеком, как они.

Поначалу тяжело было с учебой, отставал Пашка от сверстников по всем предметам, но с упорством, удивившим даже Алексея Сергеевича, двигался вперед. Наконец он достиг впечатляющих успехов и даже получил право на участие в городской олимпиаде школьников по химии и биологии.

Вот там он и увидел ее. Хрупкую девочку, с голубыми, чистыми как небо глазами и светлыми волосами, рассыпанными по плечам.

Настя. Ее звали Настя. А фамилия была странной для ее внешности – Бабаян.

Когда объявили результаты олимпиады – первым по химии и вторым по биологии стал Пашка. Результаты Насти были зеркальны, и на награждении призеров они оказались рядом. У Пашки забилось сердце, когда она улыбнулась ему как другу и, протянув руку, представилась:

- Настя.

- Я знаю, - с улыбкой ответил Пашка и, спохватившись, пожал протянутую руку, - Павел.

Потом они болтали обо всем на свете. А когда Пашка предложил сопроводить ее домой, она засмеялась:

- Боюсь, что тебя напугают мои братья, а может даже побьют! Они всегда рядом – боятся, что меня кто-нибудь обидит.

- Пусть попробуют! – буркнул Пашка. Уж чего-чего, а драки он никогда не боялся, но первым не бил принципиально.

На выходе из гимназии, где проходила олимпиада, их встретили два чернявых, невысоких, но крепких парня, их общие черты указывали на близкое родство.

- Ашот, Артур, познакомьтесь – это Павел, он отнял у меня первое место по химии, но как джентльмен – решил проводить меня домой.

- А ваша сестра отняла у меня первое место по биологии, - улыбнулся Пашка и протянул руку для знакомства.

Братья пожали руку неохотно, сверля глазами Пашку:

- Мы сами проводим Настю. Не надо ее провожать, тем более – детдомовским, – вызывающе произнес Ашот таким тоном, будто нанес оскорбление.

Пашка вспыхнул, но увидев, как удивленно распахнулись глаза Насти, потух. Резко повернулся и двинулся в обратную сторону.

- Пашка, Павел, стой, остановись! – Настя кинулась за ним вслед, но Пашка уже бежал, боясь, что она увидит его злые слезы.

Радость была омрачена безвозвратно. Его уже не трогали поздравления приятелей, радостный визг малышей и даже праздничный обед, который распорядилась устроить Галина Ивановна.

Кому расскажешь о своей обиде? Рассказать, значит обидеть всех ребят, судьба которых – расти в этом доме…

Только с кошкой – Мамой он был откровенен. Он ее так и назвал – Мама. Четыре года назад он подобрал ее вместе с котятами, Алексей Сергеевич - вылечил от запущенной простуды, а Галина Ивановна разрешила ему оставить хвостатое семейство в детском доме.

Котят разобрали по домам сотрудники детдома, а Мама осталась. Ей он жаловался на неудачи, делился радостями, и кошка, выслушав его, ласково терлась мордочкой о щеки Пашки, успокаивая его или радуясь вместе с ним.

Спать ложилась у него в ногах, но уходила, едва услышав плач ребенка в ночи, а такое в детдоме случалось часто. Успокаивала малыша своим мурлыканьем и мягким теплом и тот засыпал, обняв Маму. Пашка за это любил ее еще сильней.

«Все, хватит думать о Насте, - приказал себе Пашка, - решил идти в Суворовское, значит – вперед!»

Однако на медицинской комиссии его ждал еще один удар. Гланды, будь они неладны!

- Не сдавайся, Пашка! – Алексей Сергеевич потряхивал его за плечи. – Гланды – удалить к черту! Время есть! – И Пашка решился.

В городской больнице его определили в детское отделение, где в первый же день его посетил кот Брат – старожил и всеобщий любимец. В белоснежном костюмчике и косынке с красным крестиком на лбу он выглядел потешно, но взгляд его был настолько серьезен, что Пашке показалось, будто пришел его лечащий врач.

Однако врач вошел следом. «Армен Саркисович Бабаян, заведующий отделением» – прочитал Пашка на «бейджике» и насупился, вспомнив Настю – у нее такая же фамилия.

- Молодой человек, не хмурьте брови, – врач весело улыбался, глядя на него, - откройте лучше рот, да пошире – как Брат, когда зевает. Брат, покажи, как надо!

Кот широко зевнул и Пашка, не выдержав, прыснул от смеха, доктор тоже заразительно смеялся.

Осмотрев гланды, доктор поцокал языком:

- Резать! Немедленно резать! Иначе они тебе не позволят жить счастливо. А ты обязан жить счастливо! Обещаешь?

Ну как можно дуться на такого человека? И Пашка кивнул в ответ.

Операция прошла легко. Пашка не пискнул, даже когда было больно.

- Недельку полежать придется. Пусть заживает, а я понаблюдаю, – Армен Саркисович похлопал Пашку по плечу. – Говорить только шепотом, а лучше – пока молчать, понял?

Пашка покивал головой.

На следующий день он с нетерпением ждал обхода, хотелось еще посмотреть на Брата, пообщаться с ним. Но к разочарованию – обход прошел без него. Не было Брата и на третий день.

- А где Брат? – шепотом спросил Пашка у Армена Саркисовича во время очередного обхода.

- Болеет Брат, третий день не кушает. Ходит по кабинету – туда-сюда, сказать что-то хочет, а не может, – Армен Саркисович непривычно хмурился. - Надо ехать к врачу, к Алексею.

- Можно я посмотрю Брата? – прошипел Пашка, - я помогал Алексею Сергеевичу в ветеринарной клинике, он меня учил…

- Ну, что-ж, посмотри, - заведующий отделением с сомнением взглянул на Пашку, - он в моем кабинете, дочка моя за ним присматривает…

Пашка вошел в кабинет заведующего отделением и услышал то ли мяуканье Брата, то ли стон. И знакомый голос, успокаивающий кота:

- Потерпи, Братик, потерпи. Вот сейчас закончится обход, и мы поедем к самому лучшему ветеринарному врачу.

Пашка узнал Настю. Он уже хотел так же молча выйти из кабинета, но она, услышав скрип дверей, обернулась, узнала его:

- Павел? Ты что здесь делаешь? Ты болен?

Пашка увидел неподдельную тревогу в глазах Насти и… Простил ей все! Беспечно махнул рукой, улыбнулся и, показывая на Брата, прошипел:

- Надо осмотреть Брата. Узнать – что его беспокоит.

Вдвоем они присели перед котом, Пашка, как учил Алексей Сергеевич, ощупал животик, спинку, шею.

- Попроси его показать зубки, сможешь? – спросил он Настю.

Как Пашка и предполагал, у Брата обнаружился больной зуб, который не давал ему покоя.

- Надо удалять, - прошипел Пашка, - это к Алексею Сергеевичу.

- Папа! – Настя радостно подпрыгивала, сжав кулачки у груди, – Братику надо удалить зубик, и он не будет больше мучиться!

- Ай Павлик! Ай молодец! – Армен Саркисович обнял Пашку, - видишь, Настя – настоящий доктор из Паши получится!

Он почти бегом кинулся из кабинета – предупредить, что отлучится на часик.

- Папа? – Пашку словно треснули оглоблей по голове, – Он твой папа?

- Да! – смеялась Настя, - Папа меня удочерил, четыре года назад, когда мне было десять лет. Я целых семь лет прожила в детском доме, у Галины Ивановны, в НАШЕМ детском доме.

- А я пришел к Галине Ивановне четыре года назад, - глупо улыбался Пашка. – Как же мы тогда не встретились?

- Павлик! Будешь врачом? Будешь моим коллегой? – Армен Саркисович вихрем ворвался в кабинет, – Настя хочет поступить в медицинский после школы, а ты?

- Не, я в Суворовское поступаю, - Пашка осторожно пробовал голос.

- Ну и прекрасно! Закончишь Суворовское и поступишь в военно-медицинскую академию, – Армена Саркисовича ничто не могло смутить.

- А этим разбойникам что здесь надо? – В дверях стояли Артур и Ашот, переминаясь с ноги на ногу.

- Мы к Павлу, папа, – Ашот виновато смотрел на отца. – Искали его в детском доме. Там сказали, что он здесь.

- Что за дела такие срочные к больному мальчику? – Армен Саркисович недовольно смотрел на сыновей. – Хорошо. Решайте свои дела у меня в кабинете, а мы с Настей едем спасать Брата.

Настя, выходя из кабинета, ободряюще улыбнулась Пашке. Армен Саркисович вышел следом, неся Брата на руках и что-то ласково ему говоря на армянском. Пашка был готов ко всему, но братья, предупреждая его порыв, выставили перед собой руки, будто показывая, что пришли с миром.

- Ты прости нас, Павел, - просто сказал Ашот. – Мы не такие, как ты подумал. Мы просто боимся, что Настю кто-то может обидеть…

Пашка подумал. Да, пожалуй, это единственный аргумент, который может их оправдать.

- Ладно, забыли, – улыбнулся Пашка и первым подал руку.

*****

 

 

Автор ТАГИР НУРМУХАМЕТОВ

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх