Котобабка или «командовать парадом буду я»

Небольшое вступление. Лично я с детства «кошачий папа» и вообще люблю животных (за исключением змей), но однажды пришлось затолкать свои чувства в самый дальний угол.

В общем, дело было так. Позвонила как-то хорошая знакомая, назовем её Ириной:
- Андрюх, ты вроде генератор парадоксальных решений для нерешаемых вопросов?
- Если речь идет об изгнания беса (об этом в рассказе «Экзорцист или как я был придурком»), - вздохнул я, - то неудобно до сих пор. За старушку переживаю, куда ж она теперь стетоскоп присобачит.


- Не прибедняйся, - рассмеялась девушка, - в общем, приезжай, нужна помощь. Соседи обещают – за ценой не постоят.

О, это чудное слово «соседи». Лично мне с ними повезло по-крупному. Тишь да благодать, если не считать алкашей, которые летними утрами-вечерами-днями-ночами причащаются под окном. Справедливости ради отмечу, что ведут себя почти достойно, посему карательные меры не применяем.

Простите, отвлекся. В ближайший выходной я уже звонил в домофон:
- Службу отлова шизанутых соседей вызывали?
- Милости просим, - рассмеялась Ирина, открывая дверь.

Шагнув в подъезд, я чуть не помер на вдохе. Запах был настолько убойный, что влетевший за мной жук, прощально вякнув, рухнул бездыханным. Глаза резало так, что я практически на ощупь поднимался по лестнице.
Слава Богу, на пятом этаже можно было дышать относительно ровно и даже смотреть одним глазом (второй еще не мог придти в себя).

- Блин, предупреждать надо. У вас тут что, производство азотных удобрений на дому открыли?
- Заходи, - вместо ответа Ирина пригласила в комнату, - кофе будешь?
- После такой газовой атаки не отказался бы от чего покрепче.

И через десять минут, потягивая виски (грешен) с яблочным соком (здоровье надо беречь) я слушал горькую историю о мытарствах жильцов этого многострадального подъезда.

Давным-давно, в однушке на третьем этаже поселилась бабушка – божий одуванчик, Митрофановна. Тихая, мирная, незаметная. В какой момент в её голове произошли необратимые процессы, никто не помнит. Может, возрастное, а может, просто в голову ударило что-то жидкое, но решила старушка завести котика. А что? Целыми днями одна, вдвоем-то, чай, веселее будет. Так появился рыжий котяра. Правда, и ему может стать грустно.
- Заведу еще одного, для компании, - решила бабуля, - и, схватив за шкирку первую же замеченную кошку, Митрофановна экстрадировала ту в квартиру.
- Нормальный борщ, - возрадовался рыжий котяра, - еда есть, вода есть, еще и телесный зуд утолить можно. Бабка, ты супер!
- Едрени-пельмени, - восхитилась кошка, - и наелась, и напилась и на.. (вырезано). Не жизнь, а платный стационар в ветлечебнице. Бабуля, я ваша навеки.

Глядя на отдыхавших после бурного знакомства животных, Митрофановна довольно улыбалась:
- Вот и спасла двух котяток от смерти голодной. Но ить Бог любит Троицу.
Так в квартире появился третий.
- Бог не дурак – любит пятак, - мелькнула очередная мысль.
Четвертый и пятый.
- Чтобы жить заслуженно, надо спасти дюжину, - вскоре додумалась старушка.

Двенадцать. А там и первые роды подоспели. Потом вторые.
Спустя год в однокомнатной хрущевке проживали три десятка котов и Митрофановна. В задачу последней входило кормить, поить и выпускать квартирантов на улицу. Радостная старушенция с утра порхала, как молодая. А каким счастьем светились её глаза, когда нагулявшаяся команда по вечерам возвращалась обратно!

Но странное дело, вроде двадцать выпускала, а вернулось тридцать шесть.
- Чудны дела твои, Господи, - самозабвенно крестилась бабуля.
- Мужики, да она реально слепая, не заметит, - убеждал корешей рыжий котяра, - переночуете нормально, а не понравится, утром на свободу. Короче, айда за мной.

В общем, пушистая живность наслаждалась всеми прелестями беззаботной жизни:

Классно жили котики, никогда не плакали,
Где хотели, писали, где хотели, какали.
А соседи бедные горестно стенали:
- П***ры мохнатые, весь подъезд зас*али.

Да, да! Вы не ослышались. Благоденствующие мохнатые нелегалы, решив, что они избранные, стали методично обследовать округу. Пахучие надписи «здесь был рыжий», «Мурка, я тебя люблю» и «милый, я беременна» красовались от пятого этажа до первого.

Бабке-то что, принюхалась, а вот у дворовых мух даже появился новый вид гражданской казни. Приговоренную жертву силком загоняли в подъезд, где она погибала в жутких муках от миазмов кошачьего благоденствия. Что уж тут говорить о жильцах?

- Беседовать пытались?
- А толку, - вздохнула Ирина, - мы - демоны, злые и бессердечные люди, которые готовы уничтожить несчастных котиков.
- Участковый?
- Вызывали. Говорят, когда вышел от Митрофановны, сразу выбросил ботинки: подошвы разъело. Теперь, если видит кота, икает.
- Тяжелый случай, - задумался я, - бабка не прошибаема, да и связываться с ней бесполезно.
- Не то слово, - вздохнула Ирина, - все двери расцарапаны, по ночам в подъезде кошачьи разборки, а доказать ничего невозможно. Митрофановна заявляет – не мои, мои дома спят. И хоть ты тресни.
- Тресни, говоришь? Хм, а ведь может сработать.
- Колись, - тут же заинтересовалась девушка, - что задумал.

- Видишь ли, - я долил себе немного виски, - еще Преподобный Зоошизий писал: «аще в хоромах светлых карга старая котов разводит почкованием, а те гадят вокол себя и под ноги люду честному, не стенайте и не взывайте к стрельцам царским. Зело бесполезно сие. Понеже сами проучите делами чудными. И придури, придури поболе, уж не поскупитесь». Короче, справиться можно только всем подъездом, если поодиночке – бесполезняк.
- Что нужно?
- Объединиться и ударить сразу, по нескольким фронтам одновременно. В общем, ты поговори с народом, и если жильцы согласятся все без исключения …
- Тогда? – заинтересовалась Ирина.
- Командовать парадом буду я.
***
Следующие две недели Ирина проводила беседы, убеждала, доказывала. Не все верили, не все соглашались. Но, в конце концов, жильцы подъезда поголовно дали добро на спецоперацию под кодовым названием «Котобабка».

Параллельно велась разведывательная операция, целью которой было посекундно выяснить график и маршруты передвижения бабули, время выпуска – впуска котов, их примерное количество, а также места дислокации в подъезде.

Мало того, соседи (не без труда, криков, споров и взаимных оскорблений) организовали благотворительный фонд, средства из которого (до последней копейки) пошли на приобретение очень нужных расходных материалов.

Забегая вперед, скажу, что многие жильцы даже приняли непосредственное участие в качестве разведчиков - наблюдателей, артиллеристов, саперов и диверсанта.

Итак, когда все было готово, подъезд замер в волнительном ожидании воскресенья. Как правило, в этот день Митрофановна, выпустив свой зоопарк на улицу, отправлялась в неспешный дрейф по подружкам, магазинам и прочим злачным местам. Так что часа три у нас было.
***
- Первый, первый, я третий, объект Фитомодель замечена на улице, коты разбежались по двору.
- Ну, - я поправил каску, - с Богом. Начали!

И пока бабуля совершала традиционный воскресный моцион, в подъезде стали происходить интересные дела. Жильцы, засучив рукава, отмывали, отскребали, оттирали, отдирали и отколупывали все и везде, от пола до окон. Использовались хлорсодержащие моющие и дезинфицирующие средства. Цель – избавиться от запахов раз и навсегда.

Параллельно сосед (диверсант), живший под бабкой, несколькими слоями скотча заклеив унитаз, сделал крепкую мембрану, по которой с интервалом в три минуты, яростно матерясь, хлопал подушкой. Теоретически, по законам физики, вода должны была мчаться наверх, выплескиваясь из бабкиного унитаза. Цель – напугать котов, решивших остаться дома.
- Фигня, - скажете вы.

А вот и нет! Одновременно с «мембранным водомётом» вступила в бой артиллерия. Это страдальцы, живущие с бабкой на одной лестничной клетке, врубили пылесосы. Было забавно смотреть, как здоровые мужики, хихикая, держали шланги у пахучей двери. Для пущего эффекта сосед сверху радостно гудел пылесосом в вентиляцию. И если от воды, вылетающей из унитаза, кто-то еще мог увернуться, то от гула спрятаться не удавалось. А он был, как от танковой колонны.

Через полтора часа подъезд сиял, как у кота фаберже. Вспотевшие жильцы, наконец, смогли вдохнуть полной грудью, а в бабкиной квартире охреневшие пушистые нелегалы слезно молились всем богам, прося защиты и милости.
- Не расслабляться, уважаемые, - скомандовал я, - приступаем к созданию заградительных сооружений. Саперы, вперед!

В ход пошли цитрусовые масла, которыми старательно окропили стены, а смесь молотых перцев была аккуратным слоем рассыпана от входной двери до четвертого этажа включительно.
- Внимание, Фитомодель возвращается, - подал тревогу наблюдатель.
- Саперы – в укрытие, артиллерия, товсь!
***
- Кыс, кыс, кыс, кыс, - ласково ворковала Митрофановна, - котики, пора домой.
- Что сегодня на обед? Кто знает, Мурка в настроении? Угол за телевизором мой, не занимать, морду расцарапаю! – путаясь в ногах старушки, возбужденно переговаривались пушистые нелегалы.
- Заходите, мои хорошие, - доковыляв до подъезда, бабуля приветливо открыла дверь.

Бросившаяся было вперед, мохнатая братия резко застопорилась, чихая и фыркая (это перец), а тут еще…
- Ууууу, - старательно выли три пылесоса, которыми жильцы первого этажа методично убирали несуществующую паутину.
- Мяума дорогая, демоны? - коты нерешительно замерли, испуганно вздрагивая.
- Не бойтесь, дяди не сделают вам ничего плохого, идем, - успокаивала подопечных старушка, – ну же, кыс, кыс, кыс.

Поддавшись уговорам, первая пятерка котов осторожно шагнула в подъезд.
- Первый, первый, я третий, Фитомодель старается провести нелегалов через заграждения!
- Артиллерия, - заорал я, - огонь на поражение!
- Ууу, - и пылесосы стали обдувать перила, почтовые ящики и радиатор отопления.
- Апчи, … мать, апчи, …мать, - пятясь от демонических труб, заволновались коты.

Но три соседа, словно три богатыря, медленно приближались к двери, не обращая внимания на беззвучно матерившуюся бабку.
- Кыс, кыс, кыс, - упрямо зазывала подопечных Митрофановна.
- Ууу, - самозабвенно ревели пылесосы.
- Мужики, - заорал рыжий котяра, - да это же это войско сатанаилово!
- Не может быть, - заволновались остальные.
- Чтоб мне до конца жизни в громыхающий тазик гадить, - истово перекрестился хвостом оратор, - сбылись пророчества Васианна Златомява. Тикаем, пока не поздно!
- Аааа! Шухер! Спасайся, кто может!

Через минуту в дверях стояла только озадаченная Митрофановна.
- Кыс, кыс, кыс! Ну ладно, потом придут, - и, недовольно фыркнув в сторону пылесосивших, старушка поднялась на третий этаж, где ее встретил тот же дружный гул.

В общем, засидевшихся в квартире котов выпихнуть не удалось, как и загнать тех, кто остался на улице. Наблюдатели менялись через час, поэтому любая попытка бабули провести нелегальных мигрантов натыкалась на дружный рев пылесосов и перец. Плюс, как вы помните, весь подъезд благоухал густыми цитрусовыми ароматами. Это безумно нравилось привыкшим к вони жильцам, но у котов вызывало чувство некоторого дискомфорта.

Но Митрофановна не сдавалась. Она пробовала сметать перец, но бдевшие жильцы рассыпали его снова и снова. Тогда старушка стала заносить питомцев на руках – тут же снизу включился «мембранный водомет», а сверху – гул в вентиляцию.

В конце концов, бабуля вызвала участкового, но жильцы только пожимали плечами:
- Да, отмыли подъезд, и что? А насчет гула – может, один из котов просто гадил в металлический тазик? И вообще, старость берет свое, еще неизвестно, что нам в таком возрасте привидится.
- Запах цитрусовых? Вы же сами были свидетелем, как тут даже мухи дохли. А теперь видите – живые летают. Перец? Да кто-то рассыпал случайно.
- Ну, и чем закончилось? – спросите вы.

Еще не закончилось, но главная цель достигнута – популяция квартирантов у старушки сведена к минимуму, ибо ушедшие не возвращаются: мешает перец и цитрусовые, да и соседи выходят на профилактический пылесосный осмотр.

Теперь в подъезде стало чище и приятнее. А за котов не переживайте, им прямо под лоджией сделали кормушку. Они не пропадут, ведь Митрофановна дважды в день наполняет банки, так что бывшие квартиранты всегда сыты и довольны. Кстати, тут и жильцы оказались полностью солидарны с бабулей, покупая недорогой кошачий корм для её питомцев: на пенсию особо не разгуляешься.

Эпилог.
А теперь самое главное. Этот рассказ придуман от начала и до конца. Некоторые моменты, каюсь, были опробованы (успешно), некоторые так и остаются в задумках.

В реальной жизни, чтобы разобраться с пахучей квартирой, даже не пробуйте жаловаться (ни к чему не приведет) или возмущаться (тем более бесполезно). Справиться с бедой можно только сообща и в едином порыве.
- Не выйдет, - скептически хмыкнет кто-то, - жильцы будут против.

Тогда не плачьте и дышите глубже. Потому что рано или поздно коты вас просто затопчут. Ну, или засрут, что более вероятно.

Автор Андрей Авдей

Саночки (Акулы из стали)

А как у вас обстоят дела с ловкостью рук? Ну не в том смысле, можете ли вы украсть часы или незаметно вытащить бумажник, а в том -  умеете ли вы что-нибудь делать руками. Что-нибудь этакое. Я ужас как уважаю рукастых людей, вообще любых. Строгаешь красивые табуретки, чинишь автомобили, жонглируешь булавами с огнём или рисуешь картину - велкам ко мне в список уважаемых личностей! Сам-то я не то чтобы жопорукий - стандартный набор: забить гвоздь-отремонтировать кран-переустановить виндоус -  освоен мной на 146 и даже больше процентов, но вот чтобы что-нибудь особенное - это не ко мне.

     А Борисыч вот мог. Несмотря на свое интеллигентное происхождение из Питера, рукастый был воин. Хотя, думаю я, что что-то он скрывал про свои корни. Ну разве может у питерского интеллигента на антресолях потеряться на три года ящик сгущёнки? А у Борисыча и такой случай был. А тут - приспичило ему пойти на охоту.

      Времена тогда тяжёлые были, и за мясо у нас полагались американские куриные окорочка, и то в основном по праздникам. И водился в экипаже один заядлый охотник - комсомолец по имени Олег. Сам он был из местных, то есть родился и вырос в Западной Лице, оттуда поступил в училище и туда же вернулся служить, а чем ещё вот вы бы занимались в "городе" с населением 10 тыс. человек и одним ДОФом в радиусе ста километров? Не, ну понятно, что водку бы пили, ну а в остальное время? Вот поэтому у нас много было рыбаков, охотников и прочих собирателей золотого корня.  

     Олег как раз купил себе новый карабин, не то Сайгу, не то Тигра, точно уже не помню, и собирался выходить на полевые его испытания. Ну и Борисыч напросился пойти с ним, помогать там чистить ружьё, подавать боеприпасы и, за это войти в долю на убитую добычу. Конечно, сказал Олег, вдвоём-то веселее животных убивать!

      Как и любое благое начинание это происходило зимой. Мы стояли на рубке, курили и смотрели на белые клубы тумана, которые стелились по воде залива. Братишка - Гольфстрим, он же, как и подводники, не любил зиму и всячески с нею боролся. Залив, например, никогда у нас не замерзал, а  когда морозы были особенно крепки, он дымился. Доходило до того, что иногда, стоя на рубке, можно было на секунду отключить мозг и представить, что стоишь ты не на атомной подводной лодке, а на огромном дирижабле, который своим чёрным пузом плывёт по белой, плотной шапке облаков и везёт тебя куда-нибудь в место, где все твои мечты наконец-то обретут форму, цвет, вкус и запах. Но это если не смотреть в сторону берега. Гольфстрим, конечно, старался и посылал свою туманную армию и на берег, но всё, что ему удавалось - это на несколько метров от берега делать из плотной снежной шапки ноздреватую пемзу.

 - Слушай, - возбуждённо спрашивал Борисыч Олега, - а сколько патронов у нас? Хватит?
- Да штук пять у меня есть, хватит, конечно.
- А чего так мало-то? А вдруг там добычи будет: во!
- Они же денег стоят, Борисыч, хватит нам и пяти, я тебе говорю!
- Не, не, не. Пять - это вообще ни о чём! Штук десять-пятнадцать точно надо брать, чувствую!
- Зачем, Борисыч?
- Да ты ничего не понимаешь своим мозгом замполитским! Вот смотри: пару рябчиков, олень и гусь какой-нибудь! Вот тебе и все патроны! А если ещё олень?
- Здесь не водятся рябчики, Борисыч.
- Хорошо, три оленя!
Олег захихикал:
- Эдик, успокой его!

- Как? Нашёл тут фенозепам себе! Это же Борисыч, его и паровым катком не остановишь!
- Борисыч, ну смотри, - нашёл аргумент Олег, - если мы столько наубиваем всех, то мы это даже как тащить-то будем? Нам же не одну сотню километров шпилить!
- Да, млять, что за детский сад, Олег! Надо же иметь специальные санки для этого! Как ты вообще таким неподготовленным к процессу подходишь!!! Никакого системного подхода и планирования!
- Да всю жизнь так подхожу! Нет у меня санок - отстань!

Борисыч на секунду задумался.
- Будут у нас санки, Олег. Будут.
- Звери сами в них прыгать будут! - орал он, уже спускаясь в рубочный люк.
- Как на дирижабле, да? - сказал Олег мне и показал в сторону залива.
- Ну. Как раз пять минут назад об этом подумал.

У нас обычно помощником дежурного по кораблю стоял кто-то из старшин команд. Практически все они были у нас старшими мичманами, не одну пятилетку отсидевшими "на железе", и доверием пользовались в достаточном количестве, чтобы поручать им охрану ПЛ с 2 до 6 ночи. Но в исключительных случаях помощниками ставили и офицеров.

- Завтра помощником со мной заступаешь! - довёл до меня Борисыч.
- А что за на?
- Важное дело! Я со старпомом договорился!
Оооооо, думаю я себе,  окок, хоть высплюсь от души.
- Но стоять будешь ты все сутки! У меня важное дело! - обломал Борисыч мою сладкую мечту на взлёте.
- Борисыч, да что за на?
- Годковщина, брат, не взыщи уж!

 Заступили. Сел я, унылый, в центральном посту, и тут началось. Матросы-трюмные потащили на верх... всё. Я с удивлением смотрел, как трое этих муравьишек прут доски, пластик, железо, тряпки, кувалды, зубила, пилы и ещё всякое, по мелочи.
Потом в центральный ввалился упакованный в водолазное бельё, ватник, шапку и перчатки Борисыч.

- Если что, я на пирсе! Служи по уставу, завоюешь честь и славу! Меня не беспокоить!
- А если атомная война?
- Похрен! Сам воюй, взрослый уже!

На пирсе Борисыч начал Творить. Он пилил, строгал, забивал, гнул, сверлил, закручивал, подгонял, вставлял, отрезал, наращивал, развальцовывал и даже резал. Потом он смотрел, что у него получилось, спихивал это в залив и начинал заново. Залюбуешься просто, доложу я вам! Огонь, вода и чужая работа: ну вы меня понимаете.

 - Эдииик, - жалобно пропищал Борисыч в Лиственницу через пару часов, - вынеси чаю-то хоть!

На улице уже начало смеркаться. На пирсах и вдоль приливной черты берега включили прожектора, и плотный белый туман стал ещё загадочнее, мало того что он клубился и  как будто жил, он ещё начал блестеть. "Мать моя женщина, красота-то какая!", - подумал я, поднявшись на рубку с горячим чаем в кружке типа "привет губам". Ну точно сейчас приплывём куда-нибудь, если чудовища не сожрут, потому как в таком тумане ну явно они должны водиться!

- Эмля! - заорал Борисыч с пирса.- Чо ты там торчишь как хрен на свадьбе?! Неси чай, пока не остыл!!! Если вы не видели, как выглядят суровые подводники, когда вокруг мороз и влажность, то вы не поймёте того умильного выражения лица, которое было на мне, когда я подавал Борисычу чай. Так-то он выглядел сурово, я уже писал. Борец, с гориллообразной фигурой, сломанными ушами и отсутствием волос на затылке и боках головы, а ещё у него была фикса железная. Но тут: белый пушистый иней на бровях, в носу и на щетине делал из него такого няшечку (хотя слво такое нам тогда было неизвестно).

- Чо ты лыбишься? Кружки нормальной не было? - спросила меня няшечка.
- Нормальная кружка! Должен же я тебе отомстить как-то!
- Плюнул туда ещё, небось?
- А как же!
- Ну. Как тебе?

 Борисыч спрашивал про санки, модель номер четыре которых стояла у его ног. Санки были, конечно, что надо санки! Не то, что олень, я и сам бы лёг на них умирать! К загнутым носам широких алюминиевых полозьев крепилась хитрая система ремней и стяжек на грудь и плечи, само тело санок крепилось на полозья металлическими стоечками и было собрано из плотно подогнанных досок и обшито пластиком (чтоб кровь легче отмывать, сказал Борисыч), а ещё имело низенький бортик с системой крепления туши.

- Да ты опасен, чорт! - только и смог я выдавить из себя. - Я теперь опасаюсь, что живу с тобой в соседнем подъезде! А чо они такого размера-то? Слона завалить планируешь?
- А какого размера олени?
- Ну вот такого, - развёл я руки в стороны.
- Не, ты чё! Они же здоровые, как лоси!
- Борисыч! Это лоси здоровые ,как лоси! А олени, они размером с оленей!
- Ты ничего не понимаешь! Двух положим или трёх влёгкую! Тебе тоже, может, кусок оленятины подгоню, если будешь себя хорошо вести и слушаться старших!
- Всегда же так делаю!
- Ну тогда считай, что мясо в кармане у тебя!

Ушли они на охоту на три дня и вернулись с тем же количеством патронов, что и уходили. - Млять, одного паука встретили за все эти тыщщу километров!!! - горевал потом Борисыч. - Похихикал он с нас, стрельнул сигаретку и убежал!
- Он-то вас и сдал оленям, мля буду! - резюмировал Антоныч. - Надо было валить! Хоть бы санки зря не таскали с собой!
- Ай ну вас! - отмахивался Борисыч, - вам лишь бы поржать!

Но зато Олег сказал, что Борисыч вёл себя на охоте достойно: не ныл, не просился домой и не пил сверх нормы. Не то что старпом по БУ, который через пару-тройку сотен километров сел на снег и попросил "Олег, пожалуйста, только давай не будем никого убивать!". А на санках потом матросы с сопок катались и Борисыча благодарили: хоть какое-то развлечение в короткую воcьмимесячную зиму без солнца, женщин и перспектив. Ну, конечно, самые достойные из них, которым саночки выдавались в качестве поощрения за какой-нибудь локальный повод. И не иначе.

Автор: Legal Alien

Популярное в

))}
Loading...
наверх