На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Смехотерапия

21 696 подписчиков

Свежие комментарии

Кот

В апреле, когда пробудившаяся от зимнего сна природа, решительно стряхнув с себя его остатки, радовалась яркому солнцу и вела свои приготовления к спешащему навстречу лету, не стало последней жительницы затерявшейся в глубинке деревни Филино.

Бабку Прасковью наскоро отнесли на деревенский погост отряженные сельсоветом для этой печальной миссии равнодушные люди.

Они приехали в скрипучей телеге, запряженной неухоженным медлительным мерином. Конь, кося умным глазом на строгого хозяина, на ходу робко тянулся мягкими губами за показавшейся на обочине молодой, нежной травкой, опасаясь получить кнута.

- Не дожила бабка до лета, - сказал между делом один из мужиков.

- Да она, почитай, всех своих родственников пережила. Девяносто два годочка - шутка ли. На своих ногах, со светлой головой ушла Прасковья. Сама со всем управлялась и помощи никогда не просила. Всем бы так... - задумчиво ответил самый старший из мужиков, хозяин мерина.

Старая бабкина кошка Мурка, прожившая длинный кошачий век рядом с улыбчивой доброй хозяйкой, крадучись проводила её в последний путь. Наверное, она была единственным созданием на земле, кто, жалея, оплакивал ушедшую старушку.

В доме, где всегда царил порядок, все было вверх дном. Громыхая грязными тяжелыми сапожищами по чистым полам, по-хозяйски ходили чужие люди.

Мурка, прошмыгнувшая назад, спряталась на печи. Затаив дыхание, кошка тайно подсматривала за чужаками из-за выцветшей от времени ситцевой занавески.

Они, переговариваясь, что-то искали, брали себе на память, выпивали, а потом наконец-то ушли, не закрыв за собой дверь.

В тяжелых раздумьях кошка просидела неподвижно до вечера. На ночь, поев хлеба, она перебралась на кровать хозяйки и забылась тревожным сном...

Так началась одинокая жизнь домашней кошки в ставшей теперь совсем нежилой деревне. Мурка ловила мышей в пустых домах, полевок на заброшенных полях, птичек в давно заросших садах и огородах, прислушиваясь к происходящим внутри неё, не раз испытанным в течение жизни изменениям.

Папаша будущего потомства - крупный, полосатый, как тигр, одичавший кот Мишка, помотавшись по деревне, а заодно полюбезничав с Муркой, исчез с месяц назад в неизвестном направлении.

Он оставил на память о себе четырех котят, которых осиротевшая Мурка родила на ватном одеяле в кровати своей хозяйки.

У старой кошки было совсем мало молока, и среди слабеньких собратьев в живых остался только один, самый крепкий, крупный, лобастый и настырный котенок - вылитый папаша. Мурка выходила сыночка, упрямо тянущегося к жизни, отдавая ему последние силы, ласку и беззаветную материнскую любовь.

Понимая, что сынок вскоре останется здесь совсем один, мудрая мать давала ему уроки выживания, настойчиво обучая искусству охоты.

Кошка была хорошей учительницей, а подрастающий котик прилежным ловким учеником. Во время игры мать учила его отбиваться от врагов и это занятие было самым любимым у бойкого сыночка.

Они ходили к большому озеру. Там кошка показывала, как надо, стоя на берегу, ловить вкусных рыбешек. Ходили и в лес за деревней, где мудрая Мурка учила свое дитя, как в самых крайних случаях можно добывать пищу и вести себя, чтобы самому не стать пищей для диких зверей. Когда-то всему этому её научила мать.

Осенью стало не так сытно. С наступлением холодов кошка начала слабеть, от сырости болели её старые косточки. Она уже не могла охотиться и целыми днями лежала в холодной избе, с тоской глядя на печь, которая столько лет согревала её и хозяйку в самые лютые холода.

Главным добытчиком стал котенок, которому не исполнилось еще и полгода. Маленькой семье приходилось довольствоваться полевками и зазевавшимися птичками, которых не всегда удавалось поймать неопытному котенку. Любую пойманную добычу сам голодный охотник не съедал, а нес маме. Она ела мало, оставляя большую часть своему сыну...

В конце зимы наступил голод. Мышей они переловили, а птицы благоденствовали в теплых краях. Пытаясь обмануть самих себя, они грызли семена каких-то растений, даже пробовали жевать старое перепревшее сено, но голод не отступал.

Оставалось только надеяться на чудо, и они надеялись, ждали его в осиротевшей без хозяйки, стылой избе, звали, глядя в окно на вымершую деревню.

Пробираясь по снегу, добытчик зашел в чащу, где густо стояли огромные ели, напрочь закрывая раскидистыми лапами небо над головой. В лесу было тихо, только потрескивали на морозе деревья.

Побродив, кот так ничего и не нашел. Сил бродить больше не было, и полосатый охотник сел, прижавшись к большому еловому стволу.

Он не мог вернуться домой без еды, ведь там лежала и ждала его старая немощная мать, да и сам он скоро протянет лапы от голода.

Зимние дни коротки, и кот в сумраке лесной чащи и невеселых раздумьях не заметил, как стемнело. Вдруг слух его уловил какое-то движение в снегу почти рядом с ним. Он затаил дыхание, напрягся, превратившись в комок нервов, и еще раз прислушался. Так и есть - кто-то шевелится под снегом.

Кот прыгнул в это место и провалился вниз головой в прикрытую снегом яму под корягой. Там он схватил мертвой хваткой большого лесного хомяка.

Воинственный карбыш пробовал было сопротивляться, но голодный кот был беспощаден. От радости молодой охотник забыл лесной урок матери об осмотрительности. Сзади что-то прошелестело, накрыло его и так больно ударило по голове, что из глаз посыпались искры.

Большая сова, все это время наблюдавшая за ним с соседнего дерева, налетела и, долбанув крепким, как железо, клювом, собралась отнять тушку. Ослабевший от голода, но полный яростной решимости кот не собирался без боя отдать добычу, от которой зависели сразу две жизни.

Крепко вцепившись когтями в сову, он, издавая для устрашения грозный боевой клич, пустил в ход зубы, закрывая собой добычу. Кот скорее умер бы, чем отдал свой трофей.

Мудрая птица не рискнула продолжать битву с неистовым противником, переходящим от обороны в атаку, и улетела, роняя на снег перья и красные капли. Это была первая победа молодого кота.

Он с трудом добрался до дома со своей нелегкой ношей. Мать зализала рану на голове сына, и они впервые за долгое время целую неделю были сыты...

Кое-как мать и сынок дотянули до весны. Мурка выбралась из избы и, растянувшись на завалинке, грела впалые бока на ярком весеннем солнышке.

Весна стала для них самым сытным временем года за счет озера. Освобождаясь ото льда, оно разливалось, и в траве плавала рыба. Её было много, в опустевшей деревне давно уже не осталось рыбаков, кроме этих двух маленьких незаметных жителей.

Кот садился на кочку и, не двигаясь, терпеливо ждал, когда рыба начнет шевелиться в траве. Тогда он бесстрашно бросался в воду, хватал её и нёс матери, сидевшей на тропинке. Наловив кучку рыбы, пировали, остатки бережно несли домой.

Мокрый, озябший, но сытый кормилец шел впереди, а мать потихоньку ковыляла сзади. С трудом преодолевая свой недуг, она часто останавливалась передохнуть.

Кот тоже останавливался, поджидая свою родительницу. В эти минуты кошка любовалась своим сыночком, её охватывала материнская гордость за свое детище - богатыря вырастила, успела, теперь можно и на покой.

На следующий день погода испортилась. Сын собрался идти на озеро один. Мать была с ним очень ласкова, вылизав его, как маленького котенка. Когда гордый кот вернулся с крупной рыбкой для мамы, её нигде не было.

Он искал её, звал до самого вечера, пока наконец не понял то, во что никак не хотел верить: она ушла навсегда в страну, откуда не возвращаются, так ласково попрощавшись.

А он нес ей единственную рыбку, которую удалось поймать сегодня, надеясь обрадовать и получить похвалу. Теперь у него не было никого. Не было даже имени - ничего, кроме этой пустой избы...

Каждую ночь ему снилась мать рядом с доброй хозяйкой, про которую она так много рассказывала, показывая на большую фотографию в рамке, висящую на стене. От людей мудрая родительница велела держаться подальше - целее будешь.

Больше всех невзгод и лишений осиротевшего кота мучило одиночество. Тяжелые мысли одолевали его, приводя в оцепенение. Весна и лето пройдут быстро, а там осень и длинная суровая зима.

Никто уже не согреет теплым боком, ничего не подскажет и не утешит. Думать о том, что так будет всегда, было невыносимо. И зачем я только родился...

Продолжение следует

Автор НАТАЛИЯ С.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх