На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Смехотерапия

21 696 подписчиков

Свежие комментарии

Вместе – не страшно

- Макс! Ты ли это, братан?

Человек стоял рядом с внедорожником и улыбаясь смотрел на Максима, его глаза были скрыты стеклами огромных солнцезащитных очков. Заметив недоумевающий взгляд, незнакомец снял очки, и Максим радостно улыбнулся:

- Пашка, черт! Не узнал! - он подошел к машине, и друзья крепко обнялись.

– Не ожидал, откуда ты здесь?

- Узнал, что ты где-то тут крутишься, вот и решил тебя найти, – Пашка вновь нацепил очки, скрывающие глубокий шрам на виске и отсутствие левого глаза. – Чем занят?

- Да вот – охранником в супермаркете, – Макс пожал плечами. – Надо как-то жить, Пашка. А ты, я вижу, раскрутился?

- Вроде того, - оба были рады встрече. – Сколько уже не виделись, лет десять? За это время много что изменилось, Макс. А я к тебе с предложением. Пойдем посидим, где тут можно кофейку попить? Расскажу тебе, что, да как…

Несколько лет назад друзья выбыли из обоймы бойцов разведвзвода, в одной из горячих точек. Мина, угодившая между ними, ударила осколком Пашке в левую сторону лица, повредив глаз, а Максиму досталось по голени правой ноги.

После госпиталя оба были комиссованы, один с повязкой на глазу, другой – с протезом ниже колена. Жизнь разбросала друзей, но так было угодно судьбе, чтобы они встретились вновь.

Максим, оправившись после ранения, пытался найти дело по душе, но, так ни на чем не остановившись, пошел в охранники супермаркета. Пашка же рискнул – переехал в село и взялся за животноводство, выбрав мясное направление, трезво рассудив, что человеку, если он не веган, данный продукт нужен будет всегда.

И на сегодняшний день уже владел приличной фермой, колбасным цехом и холодильным складом. Пустующие поля позволили наладить заготовку кормов для нужд фермы.

В отличие от Максима, семейная жизнь Пашки давно налажена, его дождалась одноклассница, которая рассеяла боль его ран и готова была следовать за ним на край света. Пашка шутя называл ее - леди Люда, росли дети – три сына и младшая дочка.

- Устал я, Макс, – жаловался Пашка. – У работников моих отпуск ежегодный, а я уже лет десять без отдыха. Заместитель мне нужен, но такой, чтоб свой в доску! А такой у меня только один - ты. Поехали ко мне, жильем обеспечу. За месяц вникнешь в дела, а там и потянем воз вместе.

- Только чтоб в одну сторону, – вставил Максим.

Друзья переглянулись и захохотали. Вспомнили рассказ санитара, который вытащил их из-под минометного обстрела:

- Гляжу, один другого тянет ползком. Потерял сознание, а второй очнулся и тащит его в другую сторону. Выбился из сил – первый пришел в себя и тянет второго назад! Так бы таскали друг друга вперед-назад, если б я не подоспел…

Самый трудный день в их жизни, покалечивший тела и во многом решивший дальнейшие судьбы. Но теперь, когда они вновь были вместе, даже тот день казался им веселым приключением.

Чего бояться? Друг рядом и всегда прикроет спину, а суждено пропасть – так вместе! Вместе – не страшно…

*****

Витька бродил по огороду, в надежде найти хотя бы еще один спелый помидор, но на кустах висели только зеленые, да и тех было немного. Вздохнув, он ссыпал в подол рубахи три бурые помидорины и две луковицы. Соль еще есть, жаль, масло подсолнечное вышло, но ничего, и так сойдет.

Двенадцатилетний Витька и шестилетняя Катерина остались одни. Мама ранней весной заболела, а потом ее увезли в больницу, где ее не стало. «От надсады» - шептались в деревне.

Отец сильно пил и нигде не работал. Если б он не пил, то и мама была бы жива, а так она тянула дом одна. Витька, конечно, помогал в меру сил, но в тот день, когда они с матерью тащили бревно на распил для топки, она, охнув, села на снег. Вечером слегла, а на следующий день ее увезли…

Весной отец, так и не протрезвев, уехал. «На вахту - заявлял он всем. - Приеду через пару месяцев – заживем!»

Но прошло уже четыре месяца, а отца так и нет.

Приезжала из города мамина двоюродная сестра, когда еще отец был дома. Но тот прогнал ее:

- Никакой помощи им не надо! У них отец есть!

Когда Витька, стесняясь за него, вышел проводить тетю Алину, та сунула ему в карман немного денег и свой адрес:

- Витя, если будет плохо – напиши мне. Я вас заберу…

Катя, сидя на старом диване, нянчилась с котятами. Когда уехал отец, Витька нашел и подобрал на улице слепую кошку. Откуда она взялась? В деревне такой масти не водилось, не могла же она сама прийти из соседнего села, тем более из города.

- Небось городские проезжали мимо, да выкинули, – рассудили соседи – баба Маня и дед Матвей.

Через месяц кошка окотилась четырьмя котятами, с которыми сейчас и возилась Катя.

- Витя, котятки кушать хотят, – объявила девочка. – Они уже большие, им много надо, а у Мусеньки молочка нет, и она тоже хочет кушать.

- А молоко, что баба Маня приносила, уже кончилось? – спросил Витька, хотя знал – кончилось.

- Больше нету, - вздохнула Катя. – Эх, могла бы Муся мышей ловить, да где ж ей, слепой... – и столько жалости к беззащитному существу было в ее голосе, что у Витьки защипало в глазах.

«Сама-то ты, будто всегда сытая», - хотел сказать Витька, глядя на худенькие ручки и остро выпирающие ключицы сестры, но сказал другое:

- Дед Матвей на смену собирается – мыть колбасный цех и сторожить ферму. Обещал обрезков в цехе собрать. Я чуть позже схожу, принесу.

- Вот хорошо! – обрадовалась Катька. – И Мусенька покушает, и котятки!

*****

Уже в сумерках Пашка остановил свой внедорожник у ворот фермы:

- Глянем одним глазком, что тут, да как.

Друзья вышли из машины. Максим краем глаза увидел, как чья-то тень скользнула в кусты. Не произнося ни слова, он тронул Пашку за плечо и кивком указал в сторону, откуда доносился едва слышный топот. Сообразив в чем дело, Пашка округлил единственный глаз:

- Не может быть! Вроде, все наладилось, и опять? Пошли! – кивнул он Максиму и двинулся в сторону пригорка. – Тебя глаза никогда не подводили, посмотришь, в каком дворе этот ворюга скроется. Ах, дед Матвей! Не ожидал от него…

С пригорка деревню было видно, как на ладони. Фигура человека с пакетом в руках осторожно выбралась из кустов и зашагала к одному из домов.

- Едем! – Пашка вновь сел за руль, - С дедом потом разберусь!

Они остановились у дома, в который вошел человек. Бесшумными шагами прошли к двери. Пашка резко рванул ее на себя, пропуская вперед напарника.

Тот ввалился в дом и замер под испуганными взглядами ребятишек. Тишину нарушало только жадное урчанье котят и кошки, которые заглатывали мясные обрезки.

Витька молча кивнул головой:

- Только вы его не выгоняйте. Он мне только обрезки иногда дает, говорит, что все-равно на выброс, – Витя виновато опустил голову.

Друзья оглядели скудное убранство дома, застиранную, но чистую одежду ребятишек, и присели к столу:

- Вы тут одни живете? Почему? Давайте, рассказывайте все по порядку.

Они слушали невеселый рассказ ребят, каменея лицами: про маму и отца, про тетю Алину, про то, как помогают им сельчане и как они боятся, что их заберут в детдом и разлучат.

Когда ребята замолчали, Максим так посмотрел Пашке в глаза, что тот стушевался:

- Ну откуда мне было знать? – развел он руками. – Говорил же тебе, что замотался, по сторонам некогда взглянуть! – и, встав из-за стола, вышел на улицу.

Максим поднял на колени слепую Муську, сытая кошка, почувствовав ласку, радостно замурлыкала.

- Когда приедет ваша тетя? – поинтересовался Максим.

- Я только вчера ей письмо отправил, – Витька почувствовал, что фермер и его друг не желают им зла, может, даже помогут. – Но она вряд ли сможет нас забрать – у нее только комната в общежитии.

- Решим вопрос, – просто ответил Максим, успокаивая детей, и ласково потрепал Катю по голове: – Это, значит ты – кошачья нянька?

Максим слушал ребят, которые, перебивая друг друга, рассказывали ему про проказливых котят и добрую Мусю, когда в дом ввалился Пашка, изрядно разгрузив свой внедорожник.

- Ребятишки, тут продукты на первое время, сладости там, консервы городские. Коньяк оставил себе, вам он ни к чему.

Дети во все глаза смотрели на невиданные ими раньше продукты.

- Можно, я возьму конфету? – Катя просительно смотрела на Витю, так, что всем стало ясно – кто для нее главный авторитет.

Пашка и Максим сели в машину. Ребята вышли их проводить и, стоя на крыльце, махали руками. Пашка запустил двигатель, включил фары, хотел было тронуться, но Максим накрыл своей рукой руку друга.

- Помнишь, Пашка, командир нам рассказывал про первую чеченскую? Ребята там в ауле тоже сиротами остались. Помогли им не наши, а пришлые «добрые люди». Через несколько лет он видел этих ребят, с зелеными повязками на голове. Смертники…

Пашка помолчал, затем хлопнул друга по плечу:

- Ладно, оставайся. Даю день на обустройство. А то в самом деле – непорядок: мальцы совсем, а живут одни. Детки-то добрые, не успели еще обозлиться на людей, опять же – самим тяжело, а котяток пожалели.

Максим достал из багажника свой баул и махнул Пашке рукой – езжай! А сам повернулся к ребятам:

- Возьмете меня к себе жить, пока ваша тетя не приедет?

- Ура! – запрыгали Витя и Катя. – Дядя Максим будет жить с нами!


Автор ТАГИР НУРМУХАМЕТОВ

Окончание следует

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх