На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Смехотерапия

21 696 подписчиков

Свежие комментарии

Опасная игра

... или хряк по имени Тяпа

(юмористический рассказ)

Это случилось в одном из штатов. Но в каком, я не скажу. И не скажу названия бара. Не моя это тайна, а значит, и не мне её разглашать. Но историю, случившуюся там, я могу вам поведать. Итак...

Владельцы ранчо, фермерских хозяйств, пастбищ и загонов для скота - люди очень своеобразные.

Они работают 24 часа в сутки и семь дней в неделю. А отдыхают зимой иногда, ну, ещё осенью поздней...

Как отдыхают? Ну, по ночам спят, позднее утром встают. Но никто не отменяет ремонт техники, подготовку к следующему сезону и продажу собранного за сезон урожая или мяса.

В общем, работают они всегда, и очень тяжело. Особенно те, у которых не хватает денег нанимать себе сезонных помощников.

Поэтому и отдыхают соответственно. Если год выдался хороший, урожайный, а не засуха или проливные дожди, то в кармане у них очень даже есть. А если не повезло, то пусто. И в лучшем случае можно забежать в бар - перекинуться парой слов с такими же ребятами и пропустить стаканчик виски.

Вот в одном из таких небольших городков, состоявших из центральной части с магазинами, офисами, ателье, банками, барами, кафешками и булочными, и периферии с множеством фермерских хозяйств, и произошла эта история.

Кто первым придумал эту игру, не помнит уже никто. Просто она как-то выкристаллизовалась в то, что потом стало широко известным делом. Против чего безуспешно боролись: служба шерифа, полиция штата наездами, мэр города с помощниками и жены. У кого они были. А дело было вот в чем.

Смысл игры был довольно прост. В одном из баров, который выбирали заранее и передавали его название шепотом из уст в уста, собиралась большая компания мужиков.

После чего двери запирали. Выходило вперёд десять человек, и они клали в правый карман своих джинсов тысячу долларов. Почему в правый? Сейчас объясню...

Сдвигали несколько столов, и вся десятка усаживалась вокруг на стулья. А все остальные начинали делать ставки. Кто на кого. Кому кажется, что победит вот этот силач или вот этот доходяга.

И поверьте мне, дамы и господа, нет и не было в мире игры честнее и более непредсказуемой. Азарт невероятный. Просто потому, что никто никогда не мог точно предсказать победителя.

После того, как ставки были приняты, зрители покупали за свой счет спиртное, но только одного вида. Виски или джин. Ром или бренди. Водка или самогон местного разлива. И ставили каждому по стакану.

Наполняли эти стаканы раз в пять минут. После чего игрокам надо было залпом опорожнить свой стакан. На закуску были только солёные палочки.

Первый сдавшийся, а проще говоря, упавший под стол или физиономией уткнувшийся в доски стола, лишался тысячи долларов. Сидящий справа от него клал его тысячу в прибавку к своей. И так далее, пока все не сваливались или сами не уползали...

И тогда последний из десяти участников, собравший все девять тысяч долларов, должен был встать и, пройдя через весь зал, стукнуть своим стаканом по барной стойке. И тут раздавались крики, свист и музыка начинала играть по новой...

Ну, что вам сказать. Игра так себе, но здесь совсем не играла роль физическая сила или габариты. Иногда победителем становился тот, на кого вообще никто не поставил ни цента. Какой-нибудь щуплый парнишка.

Проблема была в том, что некоторые после таких алкогольных испытаний оставались инвалидами или вообще не приходили в себя. И в местной больнице очень хорошо уже могли различить, когда завывающая скорая привозила к ним очередного беднягу с этих “игр смерти”, как их называли в городе.

Но попробуйте запретить мужикам спорить, кто кого перепьёт, и вы поймёте, о чем я. Эти соревнования были строго запрещены, а значит... Пользовались бешеным успехом.

А выигравший на весь год оставался кумиром, которого бесплатно поили во всех барах. До следующего победителя. И никакие запреты, облавы службы шерифа и расследования не помогали. Всегда находили время и место.

Тем более, что некоторые полицейские сами принимали участие в этих играх. И не последнюю роль тут играл выигрыш. Ведь победителю полагалось не только десять тысяч доллaров, но и процент от ставок на него. Так что, сумма получалось вполне себе неплохая.

В плохие годы некоторые ставили на эту сумму своё здоровье, а иногда и жизнь. А что поделать? Ведь платить по счетам надо было всегда, невзирая на неурожаи или падёж скота...

Вот про один случай из этой игры я и расскажу вам. Это происшествие много десятилетий передаётся из уст в уста, обрастая невероятными подробностями и уточнениями, так что, слушайте внимательно. Ибо я знаю всё точно. Всё, как случилось на самом деле...

Джон Каверсдейл был единственным владельцем, да и работником ранчо. Оно досталось ему по наследству, и было во владении его семьи уже лет сто пятьдесят.

Жил он там с тремя существами. Котёнка и щенка он когда-то подобрал на одной из ярмарок. А поросёнка приобрёл, потому что осточертело возиться с кукурузой. Хотелось ему заняться разведением свиней.

Но идея эта умерла на корню. Во-первых, денег больше, чем на этого розового малыша, ни на что не хватило. Во-вторых, даже если бы и хватило, то развалившийся коровник и длинный склад для всякого хлама ещё надо было как-то переделать в свинарник. А это, опять же, деньги, время, силы…

А где всё это взять, если кукурузные поля требуют постоянного внимания и работы? Да и техника имеет свойство ломаться иногда, а значит, её надо чинить.

Вот так Тяпа и остался единственным хряком на всю округу. Почему Тяпа? А очень просто. Он орудовал своим пятачком, как тяпкой.

Вот Джон и прозвал его – Тяпа. Тяпа вырос в огромного и грозного свина. Размерами и характером он напоминал танк. Причем рычал и атаковал любого нарушителя так, что любой танковый расчет мог брать у него уроки. Короче говоря...

Пёс и кот люто завидовали Тяпе. Потому как, они были способны только сидеть в кабине у своего человека и наблюдать, как кукурузные поля проходят под ними. Тяпа же...

Оооооо! Тяпа был добытчик и охранник. Он рыскал по ранчо Джона и прогонял тех, кто пришел полакомиться кукурузой из соседнего леса, а таких всегда хватало. Мало того, он запросто мог поймать зайца или перепёлку, которых и приносил своему человеку.

Мужчина обнимал необъятную голову и шею Тяпы и, расчувствовавшись, целовал того в пятачок:

– Ах ты, моя рыба, - говорил он. - Ах ты, мой добытчик. Ну иди, иди. Поглажу тебя.

Пёс и кот люто завидовали Тяпе. Когда Джон на закате садился в старое кресло-качалку и с бокалом виски в руке смотрел на закат, Тяпа всегда был по правую руку. Он возлежал на веранде возле хозяина и тот почёсывал своего бесценного хряка.

Пёс и кот смотрели на Тяпу с завистью, но и с опаской. Очень уж тот был скор на расправу.

Кот и пёс, отталкивая друг друга и стараясь не приближаться к блаженно похрюкивающей горе, устраивались на коленях Джона. Так они и сидели все вместе, отдыхая от тяжелого трудового дня.

Надобно вам сказать, дамы и господа, что Джону давным-давно уже предлагали очень хорошие деньги за Тяпу. Все знали его нрав и прыть, а поэтому, производители свиного поголовья предлагали за него и десять, и даже двадцать тысяч долларов. Такого хряка в свинарник - и потомством ты обеспечен на много лет вперёд, но...

Джон даже слышать не хотел о том, чтобы расстаться со своим любимцем.

- Плевать мне на ваши деньги! - кричал он. - Это вам он свинья, а мне он друг.

Бывало, что из-за этого вспыхивали драки, из которых Джон выходил изрядно помятым, но совершенно уверенным в своей правоте...

Этот год случился горше всех прежних. Сперва обильные дожди заливали поля, а потом яростно слепящее солнце выжигало всё вокруг.

Джон чувствовал себя ужасно - подходило время ежегодных платежей, а платить было нечем. А ведь надо было еще купить запчасти для трактора, комбайна и другой техники. Да и семена...

Настроения не было. Пока один из друзей в баре не подсказал ему идею... Игры. И Джон загорелся.

- А, что? - думал он. - Виски я иногда по выходным попиваю. Не так, чтобы очень. Но какая- никакая закалка есть, а вдруг... А вдруг повезёт и я выиграю. Сумма ведь не маленькая...

Он слышал, что иногда выигрыш последнего оставшегося на ногах достигал тридцати тысяч долларов. Потому что, доля из ставок иногда была в два раза больше выигрыша. Так можно за всё рассчитаться, купить запчасти, семена и ещё останется.

Выход. Об умерших и оставшихся калеками на всю жизнь думать не хотелось. И, чтобы отогнать тревожные мысли, начал Джон разговаривать об этой идее со своими друзьями - котом, собакой и хряком Тяпой.

Хряк и собака не очень обращали на это внимание, а вот кот...

Серый Дом, как его называли, слушал разглагольствования Джона со всё возраставшим беспокойством. Джон с жаром объяснял коту, что нет здесь ничего особенного, всё очень просто. И, имея его закалку, он запросто победит…

На самом деле Джон пытался убедить самого себя и себя же успокоить...

И вот наступил день, когда он на всякий случай попрощался с дрыхнувшим Тяпой, котом, собакой, и поехал в город.

Как только его машина скрылась за поворотом, Серый Дом бросился будить Тяпу и пса.

– Вставайте! Вставайте!! - кричал он. - Джон поехал играть в страшную игру, и он больше не вернётся. Потому что там умрёт!

- Как так? - подскочил хряк. - Как так - умрёт? Что ты такое говоришь? Не может Джон умереть. Ведь он меня любит.

Пёс встревоженно смотрел на кота и хряка.

- Денег нет у Джона, чтобы за всё заплатить. А продавать тебя на свинину он не хочет. Ты, видите ли, для него лучший друг.

Насчёт свинины кот соврал, но, как говориться, для красного словца.

Тяпа же это понял совершенно прямолинейно. И когда кот, всегда очень внимательно слушавший объяснения их человека, всё рассказал своим друзьям, глаза у свина загорелись.

- Значит… - начал он. - Чтобы мне жизнь сохранить, он решил своей пожертвовать?

И тут глаза у свина стали расширяться и из них посыпались искры. Да такие, что кот уже пожалел о своих словах, а пёс на всякий случай спрятался за кота.

- Идём в город! - заявил Тяпа. - Немедленно идём. Мы найдём нашего Джона и спасём его от смерти, а потом... Потом пусть он сдаст меня на свинину. Я хочу, чтобы он остался жив. И вы тоже. Ведь мы все пойдём скитаться, если с ним что-то случится.

Коту стало стыдно за свою ложь, но объясняться и идти на попятный было уже поздно. Они с псом уселись на необъятную спину хряка и тот, взяв разгон с низкого старта, рванул со всех ног.

А в баре, между тем, уже заканчивали делать ставки, и на этот раз народу было особенно много.

Десять вызвавшихся соревноваться были все из тех же фермеров. Все их знали. И каждый старался поставить побольше на того, кто ему казался самым выносливым.

Через полчаса первый из игроков свалился под стол, и его тысяча перекочевала в задний карман соседа справа. Джон пока держался, хотя ему уже было нехорошо.

Тут, я вам скажу, дамы и господа, нужна закалка другого рода.

Через час уже трое лежало на полу. А рёв в подвальном помещении под одним из баров стоял такой, что и землетрясение они бы не заметили.

Когда пёс наконец-то взял след среди городских запахов, и вся троица помчалась вперёд, Джон уже еле держался на скамейке. Их осталось четверо. Но в его глазах, в которых всё двоилось, троилось и умножалось, было ещё человек двадцать.

Ободряющие крики и крики проигравших, ставки, рёв музыки и свист со смехом... Всё смешалось в его голове.

Но вдруг наступила абсолютная тишина. Металлические двери, закрытые изнутри на огромный висячий замок, лопнули, как лёгкие щепки, разлетевшись в стороны с такой скоростью и свистом, что могло показаться - в них угодил снаряд.

Это и был снаряд... По имени Тяпа. Нет. Это был танк. Неотвратимый и страшный. Хряк стоял в свете фонарей с улицы, и казалось, что это сам дьявол разметал ворота и теперь свет из ада освещает его сзади...

Мёртвая тишина. Люди отпрянули в ужасе и мгновенно протрезвели. А хряк по имени Тяпа злобно сверкнул по сторонам страшными глазками, метавшими молнии. Он протрусил к своему Джону и, подставив свою огромную голову под его правую руку, ласково хрюкнул.

- Джон, а Джон, - прохрюкал Тяпа. - Пойдём домой, пожалуйста. Я довезу тебя, а завтра... Сдай меня на мясо. И оплати все счета.

Кот и пёс запрыгнули на стол и раскидали все бутылки и стаканы. Они сели перед своим человеком и зарычали, и зашипели. И тут...

Можете, конечно, мне не поверить, дамы и господа. Но тишина разорвалась. Она треснула. Она лопнула, как будто старая ткань разлетелась на куски, выпустив наружу вопли восхищения и одобрения.

Такой уж они народ, эти простые фермеры. Суровый, но справедливый. Они орали, они бесились и свистели так, что жильцы с соседних улиц стали звонить в службу шерифа.

Мужики решили, что все деньги они присуждают Джону, а вернее, не ему. Нет!

Его друзьям. Знаменитому хряку Тяпе, Серому Дому и псу Буне.

А когда служба шерифа в полном сборе прибыла на место, там уже никого не было. К счастью, в этот раз обошлось без последствий.

Так вот к чему я рассказал вам эту историю? Может, вы думаете, что после этого игры со смертью прекратились и люди одумались?

Вовсе нет. Наоборот! История эта наделала шума, и теперь собирается вдвое больше народа. И естественно, что есть покалеченные и умершие от огромной дозы алкоголя.

Но одно совершенно точно. Джон Каверсдейл больше никогда не играл в эту игру, и вообще - он бросил пить. Потому что Тяпа очень отрицательно относился к выпивке. Он чуял её за версту и издавал такие грозные звуки, что Джон предпочитал не сердить своего верного друга.

Да, кстати. Он за всё заплатил. И денег хватило, чтобы отремонтировать коровник и склад, где он и завёл свиней, купив для них другого хряка.

А с Тяпой, Серым Домом и Буней они теперь ходили на охоту. И если вы думаете, что это конец приключениям этой семейки, то очень сильно ошибаетесь...

Рассказов ещё есть у меня.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх