Смехотерапия

21 433 подписчика

Свежие комментарии

  • Ирина Чещина
    Да, Задорнов очень здорово читал этот рассказ )))) но я всё равно с удовольствием его каждый раз перечитываю ))«Хатуль мадан». С...
  • Анна Anmi
    Ну и школа! Вас в гении готовили???))Умом училку не по...
  • Анна Anmi
    На само деле сее очень грустно ((((( Впору плакать...Умом училку не по...

Гром

Гром

Шёл конец ноября. Промозглый ветер постоянно норовил опрокинуть и унести в неведомые места гору вещей и коробок, что аккуратно стояла возле подъезда типичной многоэтажки. Хлипкую башенку смиренно охранял пёс бойцовской породы. Ободранная местами шерсть, незаметные гематомы и унылый вид собаки способны были вызвать жалость у любого, но она уже ни к чему не стремилась, ибо точно знала, какая участь ей уготовлена:

— Куда овчарку денешь? С собой возьмёшь? — спросил пожилой мужчина, вынося ещё одну тяжёлую коробку.

— Этого блохастого дармоеда?! — хозяин бросил под ноги окурок и брезгливо сморщился, указав на своего питомца. — Тут оставлю! Пусть вкусит прелести уличной жизни!

Помимо двух говоривших и самой собаки свидетелем этого печального разговора стала Мария, которая случайно проходила мимо. Она шла с работы, очень устала, поэтому ничего не замечала вокруг. И вот девушка уже почти скрылась за углом дома, но совесть всё-таки взяла вверх над разумом, и Маша стремительно вернулась обратно, к тому самому подъезду, где верно сидел пёс.

— А давайте я его заберу? — резко встряла девушка в диалог мужчин. Тот, что являлся хозяином всего бардака, сурово покосился на собеседницу:

— Кого?

— Ну не вас же.

Собаку, — на этом слове Маша бросила беглый взгляд на источник споров. Животное глядело на происходящее без явного оптимизма. Казалось, оно уже полностью разочаровалось в людях и больше никому не верило.

— Ха! Что значит "заберу"? — мужчина издал какой-то внутриутробный смешок. Изо рта у него повеяло таким перегаром, что девушка едва ли устояла на ногах. — Купи!

— Но ведь пять минут назад вы собирались оставить её на улице, — справедливо и с нотками возмущения заметила юная особа.

— Тогда вали туда, откуда пришла...

— Сколько? — она понимала, что овчарке на улице не место. Никому на улице не место, если так подумать. Тем более, ночи становились всё холоднее, а значит, халявное питание будет всё скуднее.

— Десять косарей, и эта псина вся твоя, — у девушки округлились глаза.

— Да это ведь пол моей зарплаты!!!

— Не моя беда, что ты так мало зарабатываешь, — мужчина спокойно развёл руками с дикой ухмылкой на лице. Его товарищ угрюмо стоял в стороне и всё это время хранил молчание. Маша вздохнула и сдалась. Она привыкла доводить всё до конца.

Уже через полчаса Мария Ватковская бежала к месту сделки с нужной суммой, которую пришлось экстренно собрать по частям у подруг и соседей. За десять тысяч помимо тощей кавказской овчарки она получила и её "приданное": железную ржавую миску, остатки корма столетней давности, потёртый полосатый ошейник и пушистого облезлого зайца с пищащим зелёным мячиком, которые пришли, видимо, ещё из далёкого щенячьего детства.

Всю дорогу Маша молчала, держась от животного как можно дальше. В голове она быстро анализировала новые проблемы и пыталась совместить график выгула со своей работой. А ещё девушка с ужасом вспомнила, что у неё в доме есть котёнок, который явно не обрадуется новому соседу.

С замиранием сердца Ватковская поднялась на второй этаж и распахнула дверь своей квартиры. У порога их радостно встречал маленький котенок. Пёс замер, с удивлением глядя на пушистый белоснежный комочек, походивший на весёлого ангелочка. Маша на всякий случай усилила хватку на поводке, больно дёрнув собаку.

— Знакомься, Ромашка, это... э-э-э... — и тут только девушка поняла, что не спросила имени у бывшего хозяина овчарки. Мысленно она отругала себя за такую оплошность и решила, что завтра с ним придётся встретиться снова. Ведь любое животное должно иметь имя. А затем Маша закончила мысль: — твой Большой Брат. И пока что он поживёт с нами.

Слово "пока что" котёнка ничуть не смутило, зато пёс прекрасно всё понял. Его опять выкинут или продадут как ненужную вещь. Девушка принесла с комнаты мягкий плед, постелила его на полу в коридоре. Пушистого зайца она решила постирать, обшить и обновить. Мячик положила рядом и ушла на кухню. Собака нерешительно опробывала новую подстилку. Было трудно поверить, что столь удобная вещь предназначалась для неё. Ромашка тут же подскочила к своему новому "брату".

— Привет! Я так рада, что ты теперь живёшь с нами. Я всегда мечтала о брате. Ты такой большой и, наверное, сильный. Где ты жил раньше?— и понеслось. Вопросы посыпались на бедное животное непрерывным потоком. И хотя у котёнка был приятный тонкий голосочек, пёс устал где-то уже на седьмом предложении. — Как тебя, кстати, зовут? Большой Брат?

— Как хочешь, так и зови, — немного грубовато ответил тот. Но Ромашку это не смутило. — Каждый называл по-своему. Но настоящего имени нет.

— Так не бывает. Мама или папа ведь тебя как-то назвали?

— Неужели? — в нотках овчарки слышались саркастические нотки. — И как же тебя назвали твои родители?!

— Ромашкой - так и назвали, — милая мордашка уверенно лезла к собеседнику совсем без страха. Казалось, её даже не пугали его большой размер и грозный ряд зубов. — Или "Рока" сокращённо.

— И где же родители? — пёс с сомнением смотрел в зелёные глаза пушистого ангелочка.

Ромашка с готовностью несколько раз мяукнула тонким голоском. Собака ожидала увидеть бегущую на помощь кошку, может даже и не одну. Но вместо этого возник человек. Из кухни пулей вылетела Маша, ожидая увидеть что-то страшное. Она готова была в любой момент начать спасательную операцию своего любимого питомца от загребущих когтей собаки. Тем более, однажды девушка уже спасла своего котенка от питбуля, и длинный шрам на руке служил тому доказательством.

— Что случилось? — Маша заботливо погладила Ромашку. От нежности в голосе человека у пса сжалось сердце. Его никто не ласкал, никогда не смотрел на него с такой любовью и трепетом в глазах. Он не ведал человеческой заботы, получая лишь ненависть и презрение.

— Видишь? Это моя мама, — гордо заявила кошка овчарке. И с некоторыми нотками грусти добавила: — Правда папы пока нет.

Где-то на кухне заиграла музыка, и Ватковская торопливо удалилась, дабы ответить на телефонный звонок. Несколько минут собака молчала, переваривая увиденное и услышанное, а затем осторожно произнесла:

— А кошачьи родители у тебя есть?

— Я могу показать тебе тоже лишь маму, — котёнок вприпрыжку отправился в сторону единственной комнаты, оглядываясь на Большого Брата, как бы зовя того с собой. — Ну, ты идёшь?

— Я не уверен, что мне можно ходить по дому, — пёс отрицательно замотал головой, вспоминая с дрожью в теле то наказание, которое получил, осмелившись ступить в глубину квартиры.

— Глупости! Ты теперь член семьи! Тебе всё можно! — собака улыбнулась такой детской кошачьей наивности. А Ромашка, совсем не ведая страха, подбежала к Большому Брату, осторожно схватила своими маленькими зубками за его ухо и потянула, заставляя того подняться. Безымянный пёс в крайнем напряжении пошёл по паркету, вздрагивая от каждого звука. Узкий коридор вёл прямиком в комнату. Слева была кухня, справа - ванная.

Проходя мимо кухни, он услышал обрывочные фразы Маши, которая по-прежнему говорила по телефону:

— Знаю-знаю, — девушка нервно ходила по кухне, доваривая суп. Тонкий нюх собаки уловил приятный мясной запах и напомнил ей, что её никто не кормил со вчерашнего дня. — Ну не на улице же оставлять... Угу... Я пришлю тебе фото, выставим объявление. Может, возьмёт кто-то.

Очевидно, разговор шёл именно о нём, потому пёс окончательно сник. Никому ненужный и никем нелюбимый. Он принял тяжёлое решение: нужно совершить побег, как только выпадет такая возможность. Не желал быть для кого-то обузой и оставаться в доме, где его очень боялись. И боялась не кошка, а человек. Для животного это было столь же очевидно, как то, что говяжья кость вкуснее и сытнее куриной.

Большой Брат вошёл в комнату следом за Ромашкой. В центре была широкая кровать, а вдоль всей правой стены стоял большой шкаф с зеркалом. Увидев своё отражение, пёс даже растерялся: мышечная масса растаяла, уступив место впалым бокам, некогда золотистая и шелковстая шерсть сейчас выглядела ободранной и грязной, чёрные глаза походили на две бездонные ямы тоски. Жалкое зрелище.

Рока вела себя, как истинная хозяйка, и быстро запрыгнула на кровать, оттолкнувшись от заботливо оставленной человеком подушки. Затем сразу переместилась на прикроватную тумбочку, передвигаясь так незаметно и стремительно, будто лёгкое белое облачко.

— Вот, смотри, моя вторая мама Хеди! — в голосе котёнка опять послышалась гордость. Овчарка глянула на фото в золотой рамке, стоящее на тумбочке. На нём была Маша. Она сидела на полу, на пушистом ковре, которого сейчас в комнате не наблюдалось. Хотя ту самую широкую кровать можно было узнать. На коленях у человека лежала изящная кошечка пепельного окраса. Прикрыв глаза, Хеди выглядела крайне довольной и умиротворённой. А вот во взгляде Маши читалось тоже тепло, любовь и забота, какую пёс увидел, когда та смотрела на Ромашку. Наверное, Хеди очень повезло иметь такую преданную и любящую хозяйку. Столь невероятное везение выпадает не каждому животному. — Маша говорит, что она на небесах, наблюдает за нами. И оттуда защищает и оберегает меня.

Большой Брат встрепенулся, возвращаясь в реальность. Он так углубился в свои мысль, что совсем забыл о маленьком ангелочке, что пристально смотрел на него своими изумрудными глазами.

— Да, конечно, она всегда будет рядом, — собаке тяжело давались эти слова, — как и Маша. Они тебя любят.

— И тебя Маша любит, — пёс грустно улыбнулся, не переставая удивляться наивности котёнка.

— Вот вы где! — Ватковская резко появилась в комнате. Большой Брат вздрогнул всем телом, припал к полу и спрятал чёрный нос, ожидая наказания в виде порки. Маша очень удивилась такой реакции, но приняла всё за странную игру. — Пойдёмте есть.

Ничего. Для собаки стало диким открытием, что её не начали ругать. Разве так бывает? Происходящее напоминало ей лишь сон. Сон, в котором пёс постоянно ожидал подвоха. Зато Ромашка с энтузиазмом прыгнула в объятия хозяйки и довольно замурчала. На кухне её ждало тёплое молоко и миска аппетитного корма со вкусом кролика. Большому Брату же тоже раздобыли из запасов пластмассовую миску, естественно, избавившись от ржавой железной. Туда Маша наложила вкусного мясного супа с большой говяжьей косточкой. Пёс нерешительно вошёл в маленькую светлую кухню.

— Я не знала, кушаешь ли ты супы. Твой хозяин ничего не сказал, — Ватковская будто оправдывалась перед ним за отсутствие настоящего корма, который продавался в зоомагазине, что находился достаточно далеко от дома и уже был закрыт. Она не знала, насколько всё равно было её новому питомцу. Ведь он почти всегда ел лишь объедки: что найдёт или что соизволят ему дать, если вспомнят вообще. Поэтому Большой Брат с удовольствием принялся за трапезу, вылизав всю миску подчистую.

— Если ты вдруг хочешь ещё, то всегда можешь поесть с моей миски, — Ромашка мягко мурлыкнула прямо под ухом. Собака благодарно кивнула, хотя вовсе не собиралась отбирать еду у котёнка.

Когда настало время сна, Рока очень расстроилась, узнав, что её брат не собирается спать вместе с ней и Машей.

— Я не уверен, что хозяйке это понравится, — пёс безуспешно пытался убедить наивного ребенка в том, что казалось ему смехотворным. Сама идея, чтобы спать с человеком, который явно не долюбливает и боится собак, казалась такой абсурдной и нелепой, что он чуть не озвучил её вслух.

— Глупости! — Ромашка обиженно надулась. — Тогда можешь воспользовать моей кроваткой. Тебе хоть будет не так одиноко.

— Спасибо, — Большой Брат с сомнением посмотрел на маленькую меховую лежанку, в которой поместиться лишь его мордочка, и ушёл в коридор на свой плед. Ночью он много думал о новом месте. Безусловно, маленького ангелочка ему точно будет не хватать, когда он сбежит...

Ватковская встала по будильнику ни свет, ни заря. Хотя у неё и был выходной, но выгул собаки никто не отменял. Девушка была ответственной, а потому она с полузакрытыми глазами покорно следовала за псом, который вёл куда-то на окраину двора. Днём ситуация повторилась. Хотя им очень не повезло встретить крайне вредную мамашу с ребёнком.

— Убери своё чудовище от моего сына сейчас же! — начала кричать полная женщина, злобно сверкая своими глазами на бедную собаку. Большой Брат оскалился, но Маша резко дёрнула поводок, призывая к тишине.

— Нет, это вы своё уберите, — мгновенно парировала девушка, явно намекая на крупного мальчика, стоящего рядом и дразнящего собаку. Было видно, как вытянулось лицо женщины, когда до неё дошёл смысл сказанного.

— Как ты смеешь?! Да я... да ты... и твоя псина сядете в тюрьму за угрозу общественности! — пыхтела она, как надутый самовар. — Знаю я таких: несостоявшихся тёток с сорока кошками и собаками в доме, без мужика и деток...

— Знаю я таких: разведённок с прицепом, не способных вскормить и воспитать своё чадо, — издав тихий смешок, быстро нашлась Ватковская, скопировав тон собеседницы. Она не любила ссориться с людьми, но здесь явно этого требовала сама ситуация. А потом девушка тихо дала команду собаке, и они ушли под громкие угрозы и проклятия женщины.

— Не обращай внимания, она действительно разведена, оттого и бросается на всех, — зачем-то пояснила Мария для Большого Брата. А он с удивлением понял, что его временная хозяйка за словом в карман не лезла и могла дать достойный отпор. Хотя при первом знакомстве ему показалось иначе.

Они не пошли домой. Вместо этого пёс увидел стены своей ненавистной многоэтажки и грустно опустил голову. Быстро же его решили вернуть.

— Веди меня! — девушка шагнула в тёмный подъезд, и собака нехотя потянула поводок на пятый этаж. Долгие звонки в обшарпанную дверь не дали никаких результатов. Зато вышла соседка из квартиры напротив.

— Чего тебе? Они, слава Богу, переехали ещё вчера.

— Жалко, не успели, — Маша смерила пожилую женщину беглым взглядом. Косынка на голове, цветастый передничек и тапочки с сердечками навеивали что-то домашнее и уютное. — Собаку вчера у них купила. А имя забыла спросить.

Большой Брат чуть не подпрыгнул от радости. Значит, его не собираются возвращать. Просто хотели узнать имя.

— Ох, бедный пёс. Сколько всего натерпелся, — и женщина поведала историю, от которой у юной особы всё заледенело в душе. Она отказывалась верить, что люди могут быть столь жестоки к братьям нашим меньшим. Но факты говорили об обратном. Собаку явно часто били, морили голодом и обижали. Вот почему она была такой тихой и зашуганной. — А звал его каждый по-разному: кто Бобиком, кто Фаустом, кто Рексом. Точно! — собеседница победно улыбнулась, будто что-то вспомнив. — Фауст его звали.

— Большое спасибо! — Маша слабо улыбнулась. — Очень необычное имя.

Они вышли из подъезда. Накрапывал мелкий дождик. На горизонте сгущались тёмные тучи. Девушка обеспокоенно брела по улице, решая, что же делать с собакой.

— Значит, Фауст? — она остановилась и впервые заглянула псу в глаза. Но тот зырычал, отказываясь принимать имя. — Ла-адно. Другое что ли?

Ответом Маше послужили грозные раскаты грома, последовавшие следом за яркими молниями. Они оба от неожиданности вздрогнули. И тут в голову Ватковской ударила идея!

— Может, Гром? Как тебе такое имя? — пёс согласно гавкнул, и у девушке засияли глаза. — Отлично! Будешь Громом!

Придя домой, Маша обнаружила Ромашку под кроватью. Котенок очень боялся грозы, и, когда рядом никого не было, он прятался именно туда. Девушка успокоила своего ангелочка.

— Знаешь, Ромашка, а ведь мы нашли имя нашему Большому Брату! — она решила отвлечь кошечку от бушевавшей за окном стихией. И это сработало! Рока сразу навострила свои маленькие белые ушки. — Его зовут Гром. Как тебе?

В ответ послышался одобряющий мявк, и Маша расслабилась, тепло улыбнувшись. Когда гроза утихла, она позвонила своей подруге-собаководу и попросила завтра осмотреть Грома. Та уже была в курсе ситуации, поэтому сразу согласилась. На следующий день Ватковская специально отпросилась с работы и поехала с Громом в ветеринарную клинику. Пёс будто предчувствовал неладное, постоянно скулил и вырывался.

— Ох, какой худой! — ахнула светловолосая девушка, когда впервые увидела собаку. — Почему же ты сразу его не привела?

— Я не осматривала его особо, Марин, — честно призналась Ватковская, потупив взгляд. И это была истинная правда. Она так боялась Грома и так старательно обходила его стороной, что даже не заметила, в каком тот был плачевном состоянии. Подруга лишь покачала головой и негодующе цокнула языком.

— Придётся пройти курс реабилитации с недельку или с две.

— Хорошо, — Маша с готовностью достала кошелёк, но Марина лишь одарила её испепеляющим взглядом, поэтому все деньги остались на месте. Затем девушка повернулась к собаке. — Я буду навещать тебя, Гром, обещаю. — Она с некоторой опаской погладила животное и зачем-то добавила: — Не бойся, здесь тебя поставят на ноги. Может даже найдут новый дом.

Слова очень обидели бедного пса и засели в самую душу. Он считал, что его передали. Опять. Марина сняла полосатый поводок и надела ошейник с датчиком слежения, какие имели все маленькие хвостатые пациенты клиники. Едва Гром окреп и почувствовал в своем теле бодрость, то, улучив удобный момент и подговорив другую собаку отвлечь охранника, беспрепятственно сбежал. Он пустился уверенной рысью. Несколько раз чуть не попал под машину. И позволил себе передышку лишь тогда, когда город остался далеко позади, а перед ним раскинулся хмурый лес. И только длинные извилистые рельсы отделяли его от последнего рокового шага.

Тревогу забили почти сразу. По камерам и датчику слежения удалось определить как и куда сбежал пёс. Марина тут же доложила ситуацию Маше. И та, опять отпросившись с работы, бросилась к железной дороге, чувствуя какой-то необъяснимый страх за питомца. Её питомца.

— Гром! — сначала он решил, что ему показалось. Ведь среди шумного стука колёс не слышно было абсолютно ничего. Казалось, будто ритм приближающихся вагонов сравнялся с частым пульсом собаки. Но зов повторился. И с каждой секундой он всё ближе и ближе приближал животное к реальности, отрывая от тяжёлых и мрачных дум. Затем оно почувствовало мёртвую хватку на своем ошейнике и резкий рывок в сторону.

Гром поднялся с травы и отряхнулся. Он заглянул в лицо. Испуганное и такое родное. Но в этот раз пёс чувствовал, что боятся не его, а за него. Голубые глаза Маши были полны слёз, теплоты и заботы, которой так не доставало ему в жизни.

— Как ты мог так глупо поступить?! — с некоторым укором произнесла Ватковская, смахивая покатившуюся слезу. — Ты... тебе должно быть стыдно!

И девушка впервые обняла пса так, словно он был её другом, её семьёй. Он чувствовал, как его окружили любовью. Чистой и искренней. Потом подоспели сотрудники ветеринарной клиники, но Маша не отдала Грома. Она предоставила ему выбор, позволила решить, хочет ли он новую семью или желает остаться с ней и Ромашкой. И Гром выбрал второе. Он отдался зову своего сердца, игнорируя позывы разума. Пошёл на поводу у чувств, потому что знал, что этому человеку можно верить. И теперь пёс гордо шёл рядом со своей хозяйкой в дом, в котором его любят и ждут. Он нашёл своё имя. Он нашёл семью...

Автор Эви Софт

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх