На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Смехотерапия

21 696 подписчиков

Свежие комментарии

Новогоднее чудо

Маленькая черная собачка сидела, вжимаясь в картонную коробку у стены дома, и смотрела на спешащих прохожих. У них был повод спешить – наступил последний день декабря…

Но малышка не знала о приближающемся празднике, времени волшебства, чудес и подарков, в ее карих глазах плескалось отчаяние и страх - сегодня она осталась одна… Одна на всем белом свете!

Холод постепенно пробирался сквозь ее взъерошенную шерстку, сковывал ледяными пальцами. Худенькое тельце дрожало… Нужно было двигаться, искать тепло, спасаться, но у собачки не было сил, да и желания – зачем все это теперь, когда не осталось ни одной родной души?

Она опустилась на дно коробки, совсем не защищавшей от метели, поджала под себя лапки и прикрыла глаза. Спасти ее сейчас могло только чудо…

Новогоднее чудо…

*****

Они родились весной у обычной пестрой дворняжки, всю жизнь сидевшей на цепи во дворе частного дома. Приплода никто не ждал и не планировал, но какой-то особо шустрый кобелек нашел, видимо, лаз в заборе…

Хозяину на малышей было наплевать, он и в доме-то не каждый день бывал, жил в квартире. Так что его цепную собачку частенько подкармливала сердобольная соседка.

Она же стала кормить и четверых щенков, когда те подросли, и маминого молока им стало не хватать. Соседские дети возились и играли с симпатичными малышами. И всем придумали клички.

Самого крупного и серьезного рыжего щенка назвали Шмель, его почти белый, с пятнышками на спинке, братик получил кличку Мотылек, а двух сестричек, черную и рыжую, назвали Муха и Оса.

Детство у щенков было счастливое и беззаботное. Они носились по двору веселой ватагой, спали в одной будке с мамой, под ее теплым бочком, и пусть питались, зачастую, объедками или жидкой похлебкой, но не голодали, да и не знали, что бывает по-другому.

Хозяина побаивались, когда он приезжал, старались не попадаться ему под ноги. Зато заслышав звонкий детский смех, со всех ног бросались к калитке, чтобы облизать чумазые щечки и получить свою порцию ласки.

Дом был выставлен на продажу. Иногда хозяин приезжал не один – чужие люди ходили по двору, осматривали каждый угол. Храбрый Шмель пытался охранять и облаивал незнакомцев, Мотылек бежал за братом, но больше из любопытства. Муха и Оса осторожничали и жались к маме. Они знали, что недовольный хозяин может и запустить чем-нибудь.

В один из таких дней приехали очередные незнакомцы. Дом они не купили, но зато забрали Мотылька. Очень уж им приглянулся веселый белый щенок.

- Какой хорошенький! – восхитилась молодая женщина и спросила у хозяина: - Щенков тоже продаете?

Он равнодушно пожал плечами:

- Так забирайте. Хоть всех…

К концу лета подросшая компания стала выбираться за ворота – исследовать большой внешний мир. А мир этот, к сожалению, таил множество опасностей. И не было рядом мамы, чтобы научить, предостеречь, защитить…

Шмель на улице вел себя смело, где-то даже нахально. Он облаивал прохожих, машины, собак. Однажды метрах в пятистах от дома он обнаружил… ее величество помойку! После этого он взял за правило ходить туда каждый день.

Муха и Оса далеко от дома не отходили, людей опасались, собак – тем более. Доверяли только соседским ребятишкам и самой соседке, доброй женщине, носившей еду им и их маме.

Шмель в одно из своих похождений не вернулся домой. Что с ним стало – отравился ли, обидели собаки или люди, а может, машина… никто этого так и не узнал.

Две сестрички взрослели, но оставались маленького размера, видно, тот ловкач, их папа, пробравшийся во двор, был совсем невелик.

Прошла осень. Муха и Оса уже отлично знали окрестности и соседских собак, а потому смело гуляли за пределами двора целыми днями. С наступлением холодов пустая похлебка быстро «проваливалась», и они рыскали в поисках съестного.

А тем временем покупатель на их дом все же нашелся. В один из декабрьских дней, когда Муха и Оса снова ушли на промысел, хозяин приехал, чтобы вывезти оставшиеся вещи, и забрал их маму. Уж куда он ее, уличную собачку, пристроил, неизвестно…

Вернувшись, две сестрички не обнаружили во дворе никого…

Той ночью они пытались уснуть в будке, тесно прижавшись друг к другу, но без маминого теплого бока было непривычно, холодно и страшно. На следующий день соседка почему-то не пришла их кормить, и они вновь отправились на обход ближайших помоек, а когда вернулись…

У ворот стояла чужая машина, во дворе сновали незнакомые люди, но, самое главное, когда они тихонько, вдоль забора пробрались к своей будке, чтобы посмотреть, не появилась ли их мама, на них неожиданно бросилась здоровенная собака!

Муха и Оса еле увернулись от страшных зубов, шмыгнули за забор и долго еще бежали по улице, сами не зная куда. Одно было ясно – дома у них больше не было.

*****

Пару недель несчастные маленькие собачки скитались по улицам городка. Чтобы выжить, им пришлось перебраться поближе к центру – там и еды на помойках больше, и возле магазинов и столовых было, чем поживиться, а также имелись теплые подъезды, подвалы и закутки, где можно худо-бедно, но согреться.

Одна беда – на все эти злачные места было довольно много претендентов, таких же, как они, бездомных и никому не нужных собак и кошек. И борьба за эти теплые местечки шла нешуточная.

В силу небольших размеров сестренкам приходилось отстаивать свои права даже у кошек, а от средних и крупных собак вовремя улепетывать.

Они всегда держались вместе, спина к спине, и это их выручало. Пока одна рылась в отбросах, вторая смотрела в оба, чтобы не проморгать надвигающуюся опасность.

Людям ни Муха, ни Оса не доверяли, не подходили, прятались. Им казалось, так надежнее, безопасней. А дни становились все холоднее, и бедняжки спасались лишь тем, что согревали и поддерживали друг друга.

Но однажды, когда Муха обследовала мусорные баки, а Оса «охраняла» периметр, к помойке вдруг нагрянула стая собак. Псы были неместные, почти все крупные, видимо, в поисках еды прибежали из ближайшей станицы.

Собаки появились одновременно с разных сторон, и когда Оса тревожно тявкнула, бежать уже было некуда. В ужасе Муха забилась под мусорный бак. Стая ее не заметила, потому что все внимание голодные псы переключили на ее сестру.

Та пустилась наутек, собаки, лая и нетерпеливо скуля, за ней. Когда все стихло, Муха выбралась из укрытия и осторожно двинулась по следу – искать сестру.

Через пару кварталов следы собак разошлись в разные стороны, а родной запах Осы просто оборвался…

Она бродила по городу целый день, но все тщетно. От смятения и одиночества Муха забыла о еде, да и теплые местечки все были заняты. Одна, без любимой сестренки, она не решилась сунуться в знакомые подвалы, а потому устроилась прямо на улице, забившись в пустую картонную коробку.

Так она и просидела там остаток дня, глядя на спешащих по своим делам прохожих, пока крепчавший мороз не погрузил ее в обманчиво-сладкое забытье. Муха уже не чувствовала голода и холода, ей привиделись сестренка, братишки и мама, а в ушах звенел чистый детский смех, радовавший ее маленькое сердечко…

*****

Смех раздавался все ближе, манил, заливаясь серебристым колокольчиком. Муха открыла глаза, с трудом и неохотой выныривая из своих видений.

Мимо нее по опустевшей улице проходила пара – молодой человек нежно и заботливо обнимал свою спутницу, а она смеялась так чисто, по-детски, стараясь скрыть свое смущение.

Каким-то шестым чувством Муха понимала, что если сейчас она не бросится к ним в ноги с мольбой о спасении, то следующего утра не увидит. И пусть она потеряла всех, но жажда жизни, заложенная изначально в каждом живом существе, все же победила…

Юноша замер, чуть не наступив на маленькую черную собачку, появившуюся из ниоткуда. Его спутница тут же наклонилась и протянула руки к дрожащему существу – собачка позволила себя взять.

- Никит, она просто ледяная! – воскликнула девушка.

А он уже расстегивал свой пуховик:

- Давай ко мне за пазуху. Сейчас, малыш, отогреешься…

Они пошли дальше. Парень осторожно придерживал найденыша, а девушка говорила без умолку:

- Никита, это просто чудо какое-то! Ты не представляешь, как мама обрадуется такому подарку! Жулька прожила с нами восемнадцать лет, и месяц назад ее не стало… И я все думала, как бы подарить маме щенка, чтобы она перестала горевать по Жуле, а она все отнекивалась… Ну теперь-то все, собачка для нее сама нашлась! Все, мы почти пришли.

Они свернули во двор, старые пятиэтажки приветливо и уютно светили разноцветными гирляндами. Никита волновался, он впервые шел знакомиться с мамой Насти. Но удивительно - маленькая собачка, доверчиво прижавшаяся к его груди, успокаивала.

- Мамулечка, привет, с Наступающим! – защебетала Настя, - Мы принесли тебе лучший подарок! Никита, проходи, знакомьтесь…

Юноша стеснительно топтался в прихожей, не решаясь расстегнуть пуховик. Мама обняла дочь, на глазах блестели слезы:

- Ребята, я так рада, что вы пришли! Проходите! Только вот лучший подарок мне сегодня судьба уже подкинула, когда я за продуктами ходила…

По паркету в гостиной зацокали коготки, в дверях показалась заспанная рыжая мордашка. Настя тихо ойкнула и вопросительно взглянула на Никиту, а он еле успел подхватить Муху – она сорвалась на пол с его рук.

Глядя на радостную и трогательную встречу двух сестричек, Настина мама вытирала слезы:

- Ой, ребята, не знаю, что было с этими малышками, - говорила она, - но главное новогоднее чудо сегодня точно случилось для них!

 

Анна Рыбкина

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх