На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Смехотерапия

21 696 подписчиков

Свежие комментарии

Не следуя инструкции

Не следуя инструкции

3 дня назад
7,1K прочитали

Костя Ломакин никогда не читал инструкции. Он называл это пустой тратой драгоценного времени, считая, что разобраться самостоятельно можно во всём, если ты не идиот. Именно по этой причине у Ломакина все стиральные машинки устраивали скачки, сборные столы из магазинов превращались в обувницы и тумбочки, а также появилось двое детей.

Ломакин считал себя специалистом широкого профиля и постоянно давал советы молодым и неопытным. Его уверенный голос и серьезное выражение лица часто подкупали людей, и те, доверившись бывалому советчику, совершали нелепейшие поступки. Так, один юный студент по совету Ломакина запенил до́ма все вентиляционные отверстия, через которые к нему в квартиру проникал сигаретный дым от соседей. А другой наивный коллега Костика поехал на юг предложенным Ломакиным коротким путём, чтобы сэкономить деньги и не кормить платные дороги. Спустя четыре дня езды по пустырям, разбитым лесным тропам и деревням без названий он поймал сеть и включил навигатор, который сразу сообщил, что через триста километров — пограничный пункт с Норвегией.

Жена любила Ломакина. Пусть он был неоправданно упрямый, порой творил безрассудные глупости, а в его голове жили такие большие тараканы, что их помещалось всего два, — она всегда говорила, что он хотя бы храбрый и целеустремленный.

Родители Ломакина, как и тёща с тестем, никогда не просили его о помощи. Если Костик приходил в гости, все сломанные вещи убирались подальше с глаз, а машина тестя, не заводившаяся неделю, услышав вопрос Ломакина: «Что случилось?», превозмогала себя и могла запуститься даже с отсутствующим бензобаком.

Костя никогда не сидел на месте. Ему всегда было что-то интересно. То гитару купит, то оригами попытается освоить. Хотел даже на альпинизм замахнуться, но жена его еле отговорила. Все свои хобби он быстро забрасывал, так как везде требовалось следовать инструкциям, а для Ломакина это было равносильно суициду.

И вот однажды он купил тот злосчастный металлоискатель, который всё изменил. Ломакин влез в кредит под космический процент и приобрел самый дорогой девайс, который к тому же был на иностранном языке. Полночи Костя тыкал пальцем в сенсорный экран, программируя аппарат на драгоценные металлы, а поутру, с первыми таксистами, вышел на охоту за богатством.

Ломакин хоть и не читал правила, но знал, что копать где попало — незаконно, и можно нарваться на крупный штраф. Найдя самую заброшенную глухомань в области, он залез в какие-то болота и начал там свою экспедицию.

Металлоискатель пищал как ненормальный, моля, чтобы бог программирования закончил его страдания и убил каким-нибудь сильным глюком. Но чуда не происходило. Ломакин снова тыкал грязными пальцами в монитор, распугивая всех зверей и грибников в округе. То ли удача сжалилась над Костиком, то ли металлоискатель решил взять всё в свои руки, но Ломакин нашёл-таки клад. Небольшая старинная шкатулка покоилась на дне глубокой норы, заполненной грязной водой, и ждала, пока время окончательно уничтожит металл обшивки и вязкая земля всосёт в себя содержимое.

Но тут цепкая волосатая рука Ломакина всё испортила. Открыв шкатулку, Костя немного огорчился. Внутри лежало несколько медяков и всего одно кольцо с драгоценным, на первый взгляд, камнем. На внутренней стороне крышки Ломакин обнаружил вырезанный текст. Судя по всему, написан он был всего пару столетий назад. Большинство слов хоть и с трудом, но было пригодно для понимания. Прочитав по слогам «Пре-ду-преж-да-ю», Ломакин выругался: и здесь проклятая инструкция.

Костик оказался прав, что случалось нечасто. Инструкция действительно была проклята, как и кольцо, да и вообще всё там было проклято. Но Ломакину это было неинтересно. Осмотрев кольцо со всех сторон, он поплевал на него и натянул на мизинец.

Воздух затрещал, поднялся ветер, из земли клубами начал исходить черный дым.

— Спасибо, что освободил меня, — раздался чей-то скрипучий, сухой голос.

— Кого? Кто? Куда? — зашептал Ломакин, испуганно озираясь по сторонам.

— Я — хозяин этого перстня, чёрный граф Гнилин, — голос быстро креп и становился сильнее. — А ты отныне — мой верный слуга и будешь исполнять все мои указания, чтобы я смог воскреснуть и посеять ужас в этих землях, а затем вернуть их себе.

— Я не хочу! Не надо мне ужасов и земель, — сказал Ломакин и попытался сбежать.

— Стоять! — скомандовал голос, и Ломакин встал как вкопанный. — У тебя нет выбора, тебе придется подчиниться, так как ты надел перстень, и отныне ты — в моей власти. А теперь иди в ближайший поселок и сожги его дотла. Нужно расчистить мои владения. В награду я сделаю тебя своим вассалом. Ты будешь богат и бессмертен.

В целом перспективы Ломакину показались выгодными, хотя и выбора у него фактически не было.

— При помощи перстня ты можешь перенаправить силу солнца и в два счета поджечь любой материал. Для этого… — начал было Гнилин раздавать советы, но Ломакин его перебил:

— Не учи ученого — чай не первый день замужем.

Смекалка и опыт привели Ломакина на ближайшую заправку, где он приобрел самый дешевый розжиг для костра и зажигалку. Затем он направился в поселок и, дойдя до первого коттеджа, начал организовывать поджог. Облив высокий каменный забор горючей жидкостью, Ломакин начал поджигать и дуть. Горело плохо. Жидкость быстро выветривалась, а слабое пламя сносил ветер.

— Используй перстень! — рявкнул Гнилин. — Поверни камень по часовой стрелке и направь…

— Не надо мне ваших перстней! Что я, поджогов никогда не устраивал? — проигнорировал Ломакин невидимого сюзерена и продолжил поливать забор и дуть на пламя.

Наконец автоматические ворота открылись, и в сторону Ломакина с лаем рванули три огромных волкодава.

Кое-как оторвавшись, Костик добежал до парковки возле супермаркета и спрятался в своей машине.

— Уничтожь здесь всё! Эти повозки оскверняют мои земли, ты должен превратить их в пыль! — ревел дух Гнилина. Ломакин кивнул и вышел из машины. — Я дам тебе огромную, нечеловеческую силу — только делай, что я говорю. Итак, точно следуй моим указаниям: встань лицом на северо-запад, коснись перстнем земли и произнеси три главных слова. Ты всё запомнил?

— Угу, — лениво прозевал Ломакин. Он перестал слушать инструкцию уже после слова «указания».

Вместо северо-запада он повернулся лицом на юго-восток, вместо перстня коснулся земли обручальным кольцом, а половину слов заклинания и вовсе произносить не стал.

— Что я, не знаю, как силу нечеловеческую обретать и машины уничтожать? — пробубнил про себя Ломакин, и, как только обряд был завершен полным провалом, пошёл откручивать ниппеля с колес и отламывать дворники.

— Стой, что ты делаешь? Почему не подчиняешься полностью?!

— У меня свои методы, — не останавливался Ломакин, так как все еще был под воздействием проклятия.

— Да что же ты за упертый баран! — не выдержал Гнилин.

— Сам такой, — обиженно ответил Ломакин и продолжил разрушения, пока один из хозяев машины не дал ему в ухо, выпрыгнув из своей машины.

И снова за Ломакиным была организована погоня.

— Всё! Хватит! От тебя никакого толка, я сам всё сделаю! Иди и раскапывай мои кости. Они погребены возле дуба за территорией кладбища, — приказал Гнилин, и Ломакин направился в указанном направлении.

Над могилой Гнилина стоял перекошенный, поросший мхом камень с датами жизни и фамилией графа. Раскопать землю Ломакин смог без труда.

— Вот дьявол, — выругался Гнилин, увидев на обшитом толстым железом гробу очередную инструкцию. — Просто так его не вскрыть…

— Это и дураку понятно, — усмехнулся Ломакин, — тут гвоздодер нужен или болгарка.

— Да какая еще болгарка? Ты неотесанный чурбан! Что же не венгерка? — сходил с ума граф. — Тут специальные потайные замки!

— Юмор у вас, батенька, так себе, — фыркнул Ломакин. — Ладно, не напустите в штаны, сейчас откроем.

Ломакин побежал к машине и принёс из неё весь свой инструментальный набор.

Гнилин из последних сил пытался убедить Ломакина послушать совета: угрожал, умолял, умасливал. Но ни уговоры, ни даже древняя магия не могли соперничать с человеческим упрямством.

Ломакин пускал в ход пассатижи, применял долото и стамеску; он лупил молотком и ковырял отверткой, а когда достиг психического дисбаланса, полил гроб остатками горючей жидкости и поджег.

— Металл нагреется, и легче будет с ним работать, — объяснил он свою логику, вытирая пот со лба.

Гнилин ничего не сказал. Он молча ждал, когда весь этот бред закончится и его дух отойдет обратно в ад.

На удивление, через некоторое время замки щелкнули и гроб раскрылся.

— Ну вот, говорил же, что сам всё сделаю! — самодовольно заявил Ломакин. — Ну и что дальше? Эй, граф? Дальше-то что будем делать? Когда я уже вассалом стану?

Голос молчал. Гроб изнутри выгорел полностью, включая ветхие кости Гнилина, превратившиеся в прах.

Ломакин подождал еще немного и от скуки перевернул надгробный камень, где и прочёл самую короткую инструкцию в мире: «Не поджигать».

— Упс, — сказал Ломакин, глядя на пепел. Подождав ещё чуть-чуть для виду, он взял металлическую обшивку гроба и потащил её на металлоприемник.

С тех пор Ломакин всегда читал инструкции и всё делал строго по правилам. В жизни всё как-то заметно улучшилось, и третий ребенок у Костика был запланированным. Мужчина потом даже металлоискатель перенастроил. Но тот больше никогда не натыкался на древние клады, зато однажды нашел мину. Хорошо, что Костик перевоспитался и начал судорожно искать в интернете инструкцию по разминированию, потому что руки ужасно чесались…

Александр Райн

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх