На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Смехотерапия

21 696 подписчиков

Свежие комментарии

Лампочник

— Здравствуйте, вы еще ищете работу? — услышал Юра Карасев сквозь сон.

— Щу-у-у, — просвистел парень, не размыкая глаз. Он всё еще находился между сном и реальностью.

— Отлично. В нашу компанию «Техники судеб» требуется специалист широкого профиля. Официальное трудоустройство, полный социальный пакет, гибкий график, удлиненный отпуск и выходные дни…

Поток слов начал затекать Карасеву в оба уха и вымывать оттуда весь сон.

— Вы кто? — подскочил на кровати Юра, заметив перед собой незнакомую женщину в круглых очках и пиджаке поверх белого вязаного свитера.

— Меня зовут Людмила, я эйчар-менеджер. Вы заявку оставляли на сайте по поиску работы, — представилась незнакомка.

— Какого… какого хрена вы в моей квартире делаете?! — протер глаза Карасев и взглянул на входную дверь. Ключи торчали в замке ― значит, с той стороны дверь открыть не могли.

— Провожу собеседование, — спокойно ответила женщина. — У вас в резюме написано, что вы хорошо владеете ручным инструментом, стрессоустойчив, уверенный пользователь ПК и андроид. Это верно?

— В-верно, но как вы вошли сюда? Почему не позвонили?

Карасев включил на телефоне фонарик и посветил на женщину, но как только свет попал на нее, она тут же исчезла из поля зрения. Юра обрадовался. Это был первый в его жизни глюк.

— Видимо, и правда пора на работу устраиваться, а то от безделья уже мозги набекрень съехали, — произнес он вслух и выключил фонарик, но тут же вскрикнул: — А-а-а! — женщина снова была на том же месте.

— Видите, сами говорите, что в активном поиске. Значит, нет смысла тянуть, — продолжила как ни в чем не бывало гостья.

— Вы призрак? — потянулся было к ней Карасев.

— Руки уберите. Я, вообще-то, при исполнении, — грозно отмахнулась женщина от полуголого Юры.

— Прошу прощения…

— Ничего, я привыкла, — поправила она прическу. — Давайте я расскажу вам суть работы.

— Ну… ну давайте…

— Мы занимаемся корректировкой судеб. Каждую смену вам приходит разнарядка на ночь. В основном требуется делать какой-то мелкий ремонт или, наоборот, антиремонт. Ничего особенного, с чем бы не справился выпускник практически любого ПТУ, имея в своем арсенале отвертку и пассатижи.

— Инструмент свой, что ли? — нахмурился Юра.

— Первые полгода. Если проработаете, выдадим потом вместе со спецовкой. Прошу не перебивать. Так вот, за каждым человеком на планете закреплен техник, который так или иначе влияет на его судьбу. Пример: техник может разрядить за ночь ваш телефон, и вы утром проспите на работу, но зато не встретитесь с грабителем, поджидающим жертву у стадиона. В кране у вас будет течь только очень горячая вода, и вы не сможете вымыть голову, а значит, в вас не влюбится новая сотрудница, выбрав более опрятного кандидата, а всё из-за вмешательства вашего техника. Еще он может размагнитить вам банковскую карту, и вы, соответственно, не расплатитесь утром в автобусе. Вас высадят, вы пройдетесь пешком и не попадете вместе с остальными пассажирами в аварию, а может быть, не попадете на розыгрыш призов, который внезапно устраивает городской перевозчик, и не выиграете поездку на курорты минеральных вод как стотысячный пассажир — тут уж как разнарядку пришлют…

— Да вы… да вы же только что описали мой день две недели назад, когда меня уволили! — пыхтел от злости Карасев.

— Так нагляднее, — кивнула женщина. — И всё это благодаря вашему технику Сутулину Ивану Ивановичу.

— Где эта собака сутулая? Я ему сейчас все зубы пассатижами повыдираю! — вскочил с кровати Юра и начал оглядываться.

— Он на пенсию вышел три дня назад, так что вы пока временно без техника. Если будете работать у нас, вам техник не понадобится, сами на себя будете разнарядку получать — еще один бонус от компании, — подмигнула кадровик.

— Я не пойму, вы домовые, что ли, или другие какие сказочные гоблины? — спрашивая, Юра параллельно натягивал штаны.

— Нет. Обычные люди. Компания зарегистрирована в налоговой, мы платим все пенсионные отчисления, у вас будет запись в трудовой книжке.

— А по зарплате что?

— Смотря сколько людей за вами закреплено. На первых порах ― выше средней по городу, плюс выплаты за вредность.

— Знаю я вашу «среднюю по городу», — фыркнул Юра.

— Если надумаете, приезжайте по вот этому адресу, найдете мастера по фамилии Костромин, он вам всё объяснит и отправит на стажировку.

Женщина протянула визитку, а затем хлопнула в ладоши. Юра хотел было еще что-то сказать, но его резко потянуло в сон, и он повалился на кровать как был — прямо в штанах. А когда открыл глаза, на дворе уже стояло утро.

«Больше не буду на ночь картошку с курицей и пельменями мешать», — подумал Юра, вспоминая странный сон. Он сел на кровати, зевнул и потянулся за носками. Тут-то ему и попалась на глаза визитка: «ОАО “Техники судьбы”. Режим работы: круглосуточно».

— Японский бог! Так всё взаправду, что ли, было?

Весь день Карасев провел в какой-то прострации. Мысли о ночном собеседовании не давали ему покоя, а еще ему везде мерещился подлый Сутулин, который наверняка виноват во всех мелких проблемах, таких как отошедший кусок обоев, пыль в компьютере и заледеневший морозильник. Карасев теперь окончательно уверился в том, что сам он ни в чем не виноват, а все проблемы от техника.

За день никто больше не позвонил, кроме заведующего почтовым отделением, куда Юру каждый день приглашали оператором, несмотря на его постоянные отказы.

Вечером, собравшись с духом и приготовив все документы для трудоустройства, нацепив на шею крестик и попросив у соседки бутылку святой воды, Юра вызвал такси.

Контора техников находилась в промзоне и выглядела как типичное складское помещение. Предъявив паспорт и визитку, Юра получил пропуск и уже через десять минут стоял в небольшом, отделанном пластиковыми панелями офисе, где за столом сидел толстенький лысеющий мужичок и пил кофе из грязной кружки.

— Новичок? — спросил мужчина, громко отхлебнув.

Карасев кивнул.

— Костромин Павел Рефрижераторович, — протянул руку мужчина, — мастер.

— Юра Карасев.

— Расклад такой, Юра Карасев, — прочистил горло мастер, — строго следовать разнарядке, самому никакой инициативы не проявлять ― импровизировать через пару лет научишься. Если руки чешутся что-то вдруг починить у клиента, то я тебе в цеху нашем целую гору сломанных шуруповертов и электролобзиков найду, можешь чинить, пока руки не отсохнут. В вопросы судьбы мы не вмешиваемся, себя никак не выдаем, всё делаем строго по правилам. Через полгода, если сдашь экзамен по Закону подлости, возьмем в штат, выделим инструмент и расширим клиентуру. А пока поработаешь с Куренковой Аллой Семеновной: шестьдесят пять лет, вдова, тихая спокойная жизнь без каких-либо перемен уже пятнадцать лет. Это наш тренажер для всех новичков. По сути, тебе просто надо наблюдать за ней, привыкнуть к специфике работы. Всё, шуруй. Таблетки невидимости, антилибидо, сонный порошок и летательные суспензии на складе получишь. Если вопросы какие будут, звони, — протянул Костромин бумажку со своим телефоном.

— Антилибидо? — покосился недоверчиво Карасев.

— Обязательное требование, — строго посмотрел на него мастер.

Этим же вечером Карасеву пришла разнарядка на телефон: «Следи, чтобы счетчик воды не крутился».

«Что за задание такое вообще?» — удивился Юра.

Собрав в сумку инструмент и приняв все капсулы, он долетел до окна Куренковой и проник внутрь.

Женщина мирно спала в своей маленькой серой квартирке. Юра осмотрел скромное жилье, нашел тот самый счетчик и просидел возле него всю смену. Ночь прошла тихо. Куренкова ни разу не вставала.

Утром она скромно позавтракала манной кашей, сходила в аптеку, на рынок, приготовила макароны с вареной курицей и остаток дня провела перед телевизором. Это и правда было очень просто, а еще — очень скучно.

Следующая разнарядка была примерно такая же: «Следи, чтобы часы не сбивались».

«Ерунда какая-то. Как они собьются, они же электронные», — посмотрел Карасев на настенные часы.

Так продолжалось две недели: «Следи за счетчиком», «Слушай, как дает усадку дом», «Поддерживай естественную циркуляцию воздуха, ничего не предпринимая».

Куренкова была очень скучной и лишенной всякой радости особой. Карасев проводил с ней времени больше, чем положено, внимательно изучая жизнь своей клиентки. В какой-то момент ему стало ужасно жаль эту одинокую, никому не нужную женщину, чья жизнь была такой же бесцветной и тоскливой, как стены любой квартиры в еще не сданной новостройке.

— Слушайте, я с ума сойду! Не могу я так каждый раз ничего не делать! — позвонил Юра Костромину. — Дайте хоть петли ей на дверцах кухонных шкафов отрегулирую или батарейки в пульте поменяю. Она же совершенно несчастна, а я устал бездельничать.

— Даже не вздумай! Сразу увольнение! — рявкнул Костромин. — Любое вмешательство не по разнарядке — нарушение Вселенского замысла!

— Что, вообще ничего нельзя трогать полгода?

— Вообще. Ну, не знаю… Хочешь ― пыль с лампочек протирай.

— И всё?

— И всё, — положил трубку мастер.

Этим же вечером Карасев взял с собой тряпочку и тщательно протер в прихожей и в комнате все лампочки, которые, к слову, были покрыты толстым слоем пыли.

Утром он отправился отсыпаться домой, а когда явился по привычке на смену в десять вечера, то неожиданно для себя заметил включенный свет в квартире Куренковой. Обычно в это время женщина уже спала, а тут ходила, что-то делала: кажется, занималась уборкой.

На телефон Карасева пришло типичное задание: «Следи за холодильником».

Когда Куренкова закончила с пылью и перемыла хрусталь из старого серванта, усталость наконец одолела ее, и женщина легла спать.

«И чего это она такая бодрая сегодня?» — подумал Юра, подходя к холодильнику. Открыв дверцу, он заметил весьма меланхоличную картину: макароны в кастрюле, банка горчицы, скисшее молоко и масло. Вот и весь набор продуктов.

Намочив тряпочку, Юра принялся оттирать лампочку холодильника, а затем проделал то же самое с лампочками кухонной люстры.

На следующий день Карасев заметил новые перемены в квартире Куренковой, да и в ней самой тоже. Женщина снова не ложилась спать допоздна. Она полностью отдраила жилплощадь, включая внутренности холодильника, а еще приготовила себе совершенно нетипичный ужин: блины с грибной подливкой и чай с облепихой, которую купила на рынке.

«Что происходит-то?» — думал про себя техник, наблюдая перемены.

Очередной неожиданностью стала разнарядка на новую смену: «Расшатать журнальный столик». Обрадовавшись первому настоящему заданию, Юра дождался, когда его подопечная уснет, и принялся с особым энтузиазмом портить старую мебель.

Утром он не стал сразу отправляться домой, а решил понаблюдать, что же будет. Куренкова приготовила себе кофе и, усевшись за столик, по привычке поставила кружку на край. Поверхность стола накренилась, кружка стремительно полетела на пол, обливая по пути кресло, пол, стол и саму Аллу Семеновну. С криком вскочив с кресла, женщина оглядела последствия: большое коричневое пятно зловеще блестело на старом домашнем халате.

— Вот ведь неудача, — вздохнула Куренкова и уже хотела было застирать пятно, но тут резко передумала.

Переодевшись в чистое и сложив халат в мусорный пакет, она собралась на улицу. Карасев решил проследовать за ней.

Сегодня маршрут женщины в корне отличался от обычного. Вместо продуктового рынка она отправилась по магазинам. Сначала посетила несколько мебельных отделов, разглядывая журнальные столики, а заодно присматриваясь к диванам и креслам, затем отправилась по бутикам одежды. Карасев всюду следовал за ней. По итогу этого променада Куренкова приобрела несколько халатов, выходное платье, шляпку, туфли-лодочки и заказала доставку новой мебели. Впервые за последние пятнадцать лет женщина сделала какие-то покупки, не вызванные острой необходимостью. Накопленных денег вполне хватало на эти незамысловатые траты.

Каждую новую смену судьба преподносила Карасеву новые задания: то часы сбить, то кран подпортить, то сломать старый телевизор. Всё это быстро менялось Куренковой на новое. Через месяц квартира полностью преобразилась, как и сама Алла Семеновна. Женщина стала чаще улыбаться и появляться на людях. Она посещала все представления, которые давал местный драмтеатр, и ходила на все литературные вечера областной библиотеки. Во время своих вылазок женщина обзавелась новыми знакомыми и открыла для себя массу интересных хобби.

— Карасев! Ты, самодур недисциплинированный! Я же тебе говорил: не вмешиваться и следовать инструкциям! — послышался как-то суровый голос Костромина в динамике телефона.

— А чё я сделал-то? — удивился Юра.

— А то ты не знаешь! Какого лешего мне докладывают об изменениях в судьбе Куренковой? Ты чего там наделал? Меня уволят из-за тебя!

— Да ничего я не делал. Только протер лампочки везде, вы же сами мне разрешили…

— Лампочки? — удивился мастер.

— Ну да. Я же спрашивал у вас, чем мне заняться.

— Хочешь сказать, что все эти перемены у Куренковой из-за лампочек? Ты больше ничего не трогал?

— Чесслово. Ну, знаете, дома у нее действительно как-то светлее, что ли, стало. Видимо, это и подействовало, — предположил Юра.

— Хм… Ну раз только лампочки протер, то, думаю, я смогу это всё замять. Завтра нам отчёт сдавать, молись, чтобы прокатило. Иначе тебя уволят и приставят к тебе личного техника Петю Кривоногова, а это самый настоящий кадр из всех наших кадров.

Юра сглотнул от страха и отправился на смену. Сегодня руки Куренковой впервые дошли до тех самых лампочек, которые Карасев некогда протирал своей тряпочкой. Теперь по вечерам гостиная, прихожая, кухня и ванная комната всегда были залиты ярким электрическим светом, а днем через хорошенько отмытые окна в квартиру проникали солнечные лучи. Квартира выглядела очень уютной.

Отработав смену, Карасев получил сообщение от мастера: «Завтра приезжай в контору, выдадим тебе спецовку, инструмент и еще одного клиента».

«Так я всего три месяца отработал», — ответил удивленный Карасев.

«Из центрального офиса пришло распоряжение после нашего отчета о твоих лампочках. Требуют срочно тебя устроить. Знаешь, Карасев, ты ведь лишил контору тренажера».

«Прошу прощения. Я не специально».

«Ничего страшного, отработаешь. Тебе теперь всех самых унылых клиентов будут сливать. Не завидую. В общем, жду в офисе, Лампочник».

 

Александр Райн

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх