На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Смехотерапия

21 696 подписчиков

Свежие комментарии

Зато я буду хорошо кушать!

 

В родной двор Юка Ресницына вошла, едва волоча ноги. Настроение было отвратительным, мир бессмысленным, будущее – скорбным.

Сегодня она огребла «банан» за контрольную по алгебре. «Неуды» девятиклассница Юка хватала редко, но в конце четверти это пахло катастрофой. Мать с отцом её теперь со свету сживут, верняк.



На лавке у подъезда сидел сосед Пашка-Трюк. Пашка учился в пятом классе и славился тем, что выходил сухим из воды в любой безнадёжной ситуации. Не дитя, а херувимчик с крылышками.

«Мне бы пашкин талант! – подумала Юка. – Разве у кого-то поднимется рука обидеть это создание с невинными глазами и ангельским личиком?»

- Привет, мелкий! – Юка грохнулась рядом на лавку.

- Привет, крупная, - сказал Пашка-Трюк. – Чего смурная пришла? Неприятности в школе?

- Они самые, - вздохнула Юка. – Итоговую контрошку за четверть завалила. Прощай, Пашка, запомни меня молодой и красивой. Мать сейчас живьём съест…

- Может, пронесёт? – спросил Пашка-Трюк. – Включи опцию «деятельное раскаяние». Поклянись, что больше никогда и ни за что. Пусти слезу. Притворись ветошью.

- Тебе легко говорить… - опять вздохнула Юка. – Если ты, Пашка, такой ловкач – научи, как перед родителями грехи замолить? Что ты делаешь, когда получаешь в школе «банан»?

- Деятельно раскаиваюсь! – важно сказал Пашка. – Тихонько захожу домой и спрашиваю: «Мама, ты знаешь, что дети – это самое дорогое на свете? Все мы совершаем ошибки, даже тебе, мамочка, случалось оступиться. Но ты ведь не будешь ругаться? А я обещаю, что наконец-то стану кушать хорошо и даже мусор вынесу…»

- Хорошо бы, если бы всё так просто… - Юка забросила сумку на плечо. – Ну ладно, Трюк. Пошла я сдаваться, не поминай лихом.

Юка тихо вошла домой, разулась. Мама возилась на кухне. Папа смотрел телевизор.

- Кто к нам пришёл! – закричал папа. – Салют грызунам гранита наук! Мой руки, садись за стол. Только тебя и ждём.

Зато мама сразу почуяла мрачное настроение дочки.

- Юля, - сказала мама. – Подними глазки. Почему такая квёлая? Что случилось?

Вспомнив пашкины наставления, Юка украдкой попыталась скроить невинное ангельское личико.

- Мамочка, - робко сказала она. – Только не пугайся. Ты же знаешь, что дети – самое дорогое на свете?

Мама посмотрела на свою почти взрослую девятиклассницу и выронила из рук кастрюлю. Та с грохотом укатилась под стол.

- Юля! – деревянным голосом сказала мама. – У меня нет слов. Это… это то, о чём я подумала?

- Да, мама, - печально сказала Юка. – Все мы совершаем ошибки. Даже тебе, мамочка, когда-то случалось оступиться...

Мама рухнула на табурет. На шум из комнаты выбежал папа.

- В чём дело? Юля! Маша! Я что-то пропустил?

- Я уже объяснила маме, - всхлипнула Юка. – Дети – это самое дорогое на свете. И жизнь на этом не кончается. Вы ведь не будете ругаться?

Раздался гром – папа упал на табуретку рядом с мамой.

- Ай да подарочек! – сказал папа. – Не ожидал от тебя такого сюрприза, доченька.

- Так получилось, недоглядела, - сказала Юка. – Зато теперь я обещаю, что стану хорошо кушать…

- Ещё бы! – пробормотала мама. – Тебе за двоих придётся кушать. Вова, принеси таблетку из аптечки.

- Кто? – грозно заорал отец. – Кто с тобой это сделал, Юлия?

- Учитель алгебры Степан Абрамович, - снова всхлипнула Юка. – Кто кроме него-то?

- Та-а-ак… - сказал папа и почему-то перевёл взгляд на ящик с охотничьим карабином.

- Но не переживайте, мамочка, не одна я такая! – заторопилась Юка. – Других девчонок он тоже под конец года отоварил по полной. И Скворцову наказал, и Ложкину, и Циркулеву… отдыхайте, девчата, с чистой совестью.

В квартире Ресницыных стало совсем тихо. Даже моль в шкафу на всякий случай притворилась мёртвой.

Папа нашёл ключи и стал доставать из ящика карабин. Проверил обойму, щёлкнул затвором.

- Я вашего Абрама Степаныча тоже накажу, - зловеще сказал папа. – Одним козлом на свете меньше станет. Я вашего математика в нулевую степень возведу и квадратный корень из него вырву! И сожрать при мне заставлю! Под соусом «чили»!

- Но вы ведь больше не станете меня ругать? – спросила Юка. – Хочешь, мама, я даже мусор вынесу? К следующему разу я непременно исправлюсь и вы будете мной гордиться!

- Мы уже гордимся, доченька, - сказала мама из-под стола. – Но следующего раза мне не пережить. Вова, вызови мне фельдшера… да и себе заодно.

***

Пятиклассник Пашка-Трюк по-прежнему сидел на лавке, когда отец Юки – дядя Вова Ресницын – выскочил встречать врача. Вид у папаши был диковатый, а в руках он зачем-то держал карабин.

«До чего у Ресницыной родаки слабонервные, - подумал Пашка, отодвигаясь подальше. – Похоже, не помогла Юке моя стратегия. Из-за какого-то «банана» сразу за ружьё хватаются. Ха-ха, видели бы они мой дневник – убили бы давно…»


(использована иллюстрация из открытого доступа)

© Copyright: Дмитрий Спиридонов 3

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх