На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Смехотерапия

21 696 подписчиков

Свежие комментарии

Охота на сервис

Охота на сервис

Яков бо́льшую часть сознательной жизни провёл в лесу — прямо как Маугли, только по другую сторону баррикад. Родители-дипломаты постоянно работали за границей, дома бывали редко, и воспитанием мальчика занимались дед с бабкой. Дед был охотником в пятом поколении, а бабка, бывшая партизанка, — заядлый грибник.



Детство у Якова было сложным. Пока всех остальных детей насильно заставляли идти домой есть суп, Яков сначала этот суп должен был выследить, а затем победить в неравном бою и приготовить на разведённом одной-единственной спичкой костре.

Вместо домашних животных у парня были клещи́, вместо друзей — гадюки. Яков каждому из них давал имя и фамилию.

Стрелять парень начал, как только смог удержать ружьё в руках, и с тех пор всегда носил его с собой. Дед научил Якова, как при отсутствии патронов выходить против кабана с одним ножом, а бабка — как месяцами держаться на чернике и желудях. От этих уроков Яков быстро стал крупным, на всю голову бесстрашным и видел лучше, чем снайпер через оптику.

Когда парню становилось скучно, он ходил к медведям, воровать у них малину, или пугал волков, выпрыгивая на них из кустов. Он рос суровым, скупым на слова и романтику мужчиной, который любым самым красивым розам предпочитал практичные широкие лопухи. Лес был его вторым домом, и он знал его как свои три с половиной пальца.

Звери боялись опытного охотника и уважали, иногда сами прыгали в ловушку — из чувства глубокого к нему почтения.

Жизнь была понятна и предсказуема, как еловая шишка, пока однажды лес не обнесли трехметровым забором с колючей проволокой и не объявили частной территорией, которую незаслуженно обозвали Экопарком. Всех, кто представлял опасность и не мог за это заплатить, выгнали. Волки и медведи молча ушли на поиски бесплатных лесов, а Яков решил, что это судьба и нужно хотя бы попробовать пожить в городе.

— У меня работы нет, но мой дядька — повар одного крутого ресторана в центре города, им как раз официанты требуются. Пойдешь? — предложил Якову одноклассник, что работал в их родном селе при больнице.

— Пойду, — безразлично ответил Яков, который в жизни никем и никогда официально не работал, — надо попробовать.

— Отлично, не переживай, договорюсь, ты только найди костюм поприличней и это… сбрей бороду — хотя бы сантиметров на сорок, — предложил одноклассник и начал набирать номер.

***

 

— Наша главная задача — угодить клиенту, — наставлял Якова управляющий ресторана по имени Владислав. — Ты должен исполнять все пожелания и прихоти наших гостей, ведь довольный гость — хороший отзыв, а хороший отзыв — новые клиенты.

На этом «стажировка» закончилась.

— Сегодня у тебя будет всего один столик. Если не облажаешься — возьмём в штат, тебе всё ясно? — с серьёзным видом спросил управляющий и как-то недобро улыбнулся краешком рта.

Яков молча кивнул и принялся изучать меню.

— Не, ну вы вида́ли! — хмыкнул Владислав, подойдя к кучкующимся у рисоварок работникам общепита. — Реально только из кустов вылез — и сразу в ресторан.

— Да уж, цирк уродов наяву, — как обычно поддержал его подхалим Зябликов — маленький злобный официантишка с противными рачьими глазками. — Я думал, что Толик-фокусник будет последним фриком в этих стенах. Помните, как он распиливал ту блондиночку-хостес посреди зала?

Все вокруг довольно загоготали.

— Слушай, Влад, а что за столик этот крендель сегодня обслуживает? — спросил коллега Зябликова — парень, который работал в ресторане уже три года и чьего имени никто до сих пор не мог запомнить.

— Брат директора с очередной своей любовницей пришёл. Сами знаете, как этот мажор себя перед своими бабами ведёт. Вот его и будет обслуживать.

— Ну ты даешь! Вот это шоу намечается! — заблестели глаза у всех присутствующих. — Хоть на видео снимай! Хорошая идея! Вон, уже пошёл. Сейчас начнётся! Кстати, а что у него в руках?

— Стой! — закричал Владислав, увидев Якова, идущего в зал с ружьём в руках.

***

— Официант! Официант! — горланил во всю глотку пожилой, крупный, как садовая бочка, и такой же мокрый брат хозяина ресторана Степан Рудольфович, что сидел в компании молодой студентки педфака. — Где этот чёртов гарсон? Я его за…

— Что желаете? — вежливо спросил у него на ухо Яков, который по привычке незаметно подкрался к «кабану» со спины.

— Мать, еть, меть… — забыл с перепугу слова клиент.

— У нас такого нет в меню, — ответил Яков и на всякий случай перепроверил.

Успокоившись и выбрав блюда, Степан Рудольфович на всякий случай заказал две бутылки коньяка и коктейль, чтобы предупредить чуть не случившийся инфаркт.

— Что заказал клиент? — обратился Владислав к Якову, уверенно марширующему в сторону кухни.

— Жареную утку.

— Утки нет. Закончилась, — соврал управляющий.

— Но я уже принял заказ, что мне делать?

— Не знаю, — пожал плечами Влад, — импровизируй. Не забудь, довольный клиент…

Яков понимающе кивнул и куда-то исчез.

Устав ждать своё блюдо и уговорив первую бутылку «успокоительного», Степан Рудольфович хотел было снова позвать гарсона, но тут ему на стол опустилось огромное блюдо, накрытое блестящим клошем.

— Что-то ты долго! — продолжал паясничать перед своей спутницей клиент. — Налей-ка моей даме воды.

Яков послушно кивнул и ушёл. Вернувшись через минуту с кувшином, он налил воду в стакан. Девушка сделала глоток, и её лицо скривилось в такую противную гримасу, словно эта вода была из самого грязного притока Ганга.

— Фу! Зачем вы мне это на-ли-и-и-ли?! Я пью только очищенную воду с ионами серебра-а-а! — простонала будущая учительница начальных классов, обиженно надув накачанные губы.

— У нас такой нет, — спокойно ответил Яков.

— Слышал, гарсон? У тебя три секунды, чтобы исправиться, — злобно сверля глазами Якова, сказал Степан Рудольфович, который не имел права упасть в глазах дамы.

Своим холодным зорким взглядом Яков быстро оценил обстановку. Секунды хватило, чтобы сделать все необходимые выводы. До ближайшего источника с «серебряной водой» — пара сотен километров. До ломбарда, где продают серебро, — пятьсот шагов. Решение было очевидным. Достав из внутреннего кармана две таблетки, он кинул их в кувшин и немного поболтал его, чтобы таблетки быстрее растворились.

— Через десять минут будет готово, — резюмировал Яков.

— Что это? — испуганно спросила девушка.

— Обеззараживатель для воды. В составе — йод и ионы серебра. Я всегда им на охоте пользуюсь, — ответил Яков так легко и спокойно, словно речь шла о привычных каждому вещах.

Стоявшие неподалёку и наблюдавшие за всем этим Зябликов и безымянный официант уже готовы были кататься по полу от смеха, глядя на ошарашенные лица «вип-клиентов».

— Ха-ха-ха-ха-ха! — Степан Рудольфович залился таким громким смехом, что все остальные гости ресторана обернулись в его сторону. — А он мне нравится! Классно из ситуации выкрутился, а? Согласись, Зай, — толкал он своим пухлым локтем барышню, что смотрела на очищающуюся воду с нескрываемым ужасом.

Тут к столу подошёл Владислав:

— Степан Рудольфович, у вас всё хорошо?

— Замечательно! — отозвался гость.

— Ты принёс клиенту утку? — обратился управляющий к Якову.

— Вы же сказали, что её нет на кухне, — нахмурился охотник.

— Я сказал, что её нет на кухне, а на складе она есть, — раздраженно ответил Владислав.

— Что? — резко изменившись в лице, забасил клиент. — Я не потерплю замену блюд без моего ведома! Полетишь ко всем чертям, если там не…

Яков поднял крышку — на блюде оказался зажаренный до золотистой корочки тетерев. У всех присутствующих разом открылись рты.

— Ты где его взял?! — задыхаясь от волнения, спросил Владислав.

— В местном леске, их там полно водится, — не разделяя общего смятения, выдал Яков.

— П-п-п-ро-сти-те, Степан Рудольфович… — начал было извиняться управляющий.

— Нет, Владик, — словно загипнотизированный ответил клиент, — я тебе никогда этого не прощу. Столько лет я сюда хожу, а ни одна гадина до этого дня мне ни разу не предложила целого тетерева.

— Но…

— Не нокай, не запрягал!

Побледневший от злости Влад закрыл рот и грозно засопел.

— Мне нужно в уборную, — сказала спутница Степана и, встав из-за стола, ушла в сторону туалета.

— Ну что, пацаны, как вам моя девчонка? — вальяжно развалившись в кресле, обратился Степан к Якову и Владиславу.

— Очень милая, красивая и воспитанная девушка, повезло вам с ней, — тут же отозвался управляющий.

В женщинах Яков разбирался плохо, а вот в грибах — хорошо, потому и выдал свою версию:

— Судя по юбке, скорее всего, ложная сыроежка.

— А ты прав! — радостно закричал Степан, глядя на Якова, и хлопнул в ладоши. — Я тоже думаю, что мозги мне пудрит и деньги из меня тянет!

Тут Влад окончательно расклеился. Переполняющая его злоба быстро начала выливаться наружу.

— Почему ты не убираешь грязную посуду с других столов?! — начал он наседать на Якова.

— Но вы же сами сказали, чтобы я обслуживал только одного гостя…

— Мало ли что я сказал! Ты официант! Твоя святая обязанность — следить за всем залом!

Яков виновато откланялся и ушёл. Тем временем девушка Степана Рудольфовича вернулась за стол, и они уединились в молчаливой компании тетерева и коньяка.

***
Владислав гонял Якова по залу весь вечер, как какого-то нерадивого студента-первокурсника, поручая всю самую грязную работу, пока Степан снова не подозвал его к своему столику.

— Уважаемый, а принеси-ка нам десерт, — отдал распоряжение требовательный клиент.

— Что желаете? — устало произнёс Яков.

— Я даже не знаю, удиви нас, принеси то, что сам любишь больше всего, что-нибудь необычное! А не это дурацкое тирамису, что мне постоянно тут всучивают!

— Вы уверены? — спросил на всякий случай Яков.

— Ты что, не слышал клиента? — спросил вновь возникший откуда-то управляющий, который только и искал официального повода, чтобы избавиться от официанта, что подпортил его репутацию в первый же рабочий день.

Яков молча вышел из зала, миновал кухню и вышел через черный ход.

«Вот и всё, сейчас он облажается по полной», — мысленно потирал руки Влад, глядя, как вернувшийся через десять минут Яков протянул гостям две какие-то очищенные от коры тростинки.

Хмельные гости взяли тростинки в руки.

— Что с этим делать? — недоверчиво спросил Степан.

— Лизать. Как леденец, — проинструктировал официант.

Взглянув друг на друга, словно перед прыжком с парашютом, пара принялась облизывать принесенные ветки.

— Очень необычно, кисленько, мне нравится! — восторженно произнесла девушка.

— Ага, не оторваться, — поддакнул Степан, тщательно работая языком, — что это такое? Где ты это взял?

— В муравейнике.

— Чего-о-о?! — завопил Влад, у которого волосы на голове встали дыбом.

— Это муравьиная кислота. Я всегда так делаю, когда в лесу нахожусь. Любимое лакомство, — ответил Яков и, достав еще одну палочку, предложил управляющему.

Тот брезгливо отмахнулся.

— То-то я думаю: вкус знакомый, — не отрываясь от лакомства, сказал Степан.

Покончив с десертом и допив коньяк, Степан окончательно расплылся в улыбке.

— Молодец, гарсон, вернее… — он посмотрел на бейдж официанта, — Яков! Меня еще никогда тут так не обслуживали!

Самолюбие Владислава с каждым словом летело всё глубже на дно колодца и громко билось о его стенки по пути. От злости у него краснели уши и раздувались ноздри.

— Пойдемте-ка покурим! — предложил Степан всем присутствующим.

На улице брат хозяина ресторана вспомнил, что забыл сигареты дома и собирался уже расстроиться, но Яков, не раздумывая, угостил его своим фирменным самокрутом.

— Слушай, ну это просто великолепно! Какой сервис! Любой каприз! — восхищался Степан Рудольфович, затягиваясь самокруткой. — Если бы ты ещё забабахал салют в конце такого прекрасного вечера, то цены́ бы тебе не было, но я понима…

Он не договорил, так как Яков уже выудил откуда-то спасательную ракетницу и под истеричные крики управляющего выпустил яркий снаряд в ночное небо, осветив его красным светом.

Степан Рудольфович покинул ресторан через два часа после закрытия — совершенно счастливый и абсолютно недееспособный.

Влад заставил Якова убирать ещё в течение часа, и при этом отчитывал его за необоснованную и неоправданную самовольность при работе с посетителями.

На следующий день управляющий встретил Якова с порога печальными новостями:

— Прости, но твой вчерашний клиент не заплатил по счету. Тебе придется закрыть его чек на двенадцать тысяч и покинуть наше заведение. Мы не берем на работу растяп.

— Но он ничего не купил в ресторане, кроме коньяка, — оправдывался официант.

— А как же тетерев? Знаешь, сколько стоит пожрать такое в приличном заведении? — наседал Владислав.

Яков не стал спорить и, молча кивнув, достал из штанов кошелек.

В этот самый момент двери ресторана распахнулись и вошёл хозяин заведения в сопровождении своего брата, который, несмотря на выпитое вчера, выглядел довольно бодро (спасибо зверобою, что вручил ему перед уходом Яков).

— О! Вы оба тут! — радостно заявил начальник, увидев Якова и Влада.

— Фёдор Рудольфович, он уже уходит, — кивнул управляющий в сторону Якова.

— Зачем это? — удивился хозяин. — Вам у нас не понравилось? — он огорченно смотрел на Якова.

— Да нет, ну что вы, просто…

— Мы тут с братом посовещались, — прервал Якова хозяин. — Вы же помните его? Так вот, он так вас нахваливал, что я решил сделать вас новым управляющим! С вашим подходом к клиенту мы тут расцветём!

— В каком смысле — новым управляющим? — дрожащим голосом спросил Владислав, принимая деньги от охотника.

— В самом прямом, Владик. С тех пор как ты тут управляешь, у нас выручка упала. Да и коллектив на тебя жалуется: говорят, что ты превышаешь полномочия, не слышишь людей.

Влад злобно зыркнул в сторону рисоварок, где слышавшие весь разговор Зябликов и «Безымянный» делали вид, что они тут ни при чем.

— Ничего страшного, поработаешь пока в зале, поучишься у Якова, как нужно вести себя с людьми, а там, глядишь, я тебя восстановлю в должности. У меня как раз запланировано открытие новой точки через три года.

Теряя всякое самообладание, Влад начал задыхаться. Он попеременно смотрел то на начальника, то на Зябликова, то на Якова, то на столовые приборы. Так и не справившись с нахлынувшими чувствами, он схватил со стола нож и собирался поразмыслить над новой информацией во время экзекуции. Но, пока бывший управляющий решал, кто будет его первой жертвой, Яков уже вырубил его прикладом ружья.

— Прекрасно! Я давно хотел сделать что-то подобное! — похвалил его Степан Рудольфович. — Предлагаю непременно отметить повышение Якова!

С этими словами он достал из кармана бутылку коньяка и с хлопком вырвал крышку.

— Знаете, я вообще-то увольняться пришёл, — объявил внезапно охотник.

— Увольняться?! Зачем? Вы же только что повышение получили. После первого рабочего дня! — огорченно произнес хозяин.

—Да просто не моё это всё… Не могу я смотреть, как люди тут отваливают огромные деньги за еду, которую иногда даже не доедают. Для меня это слишком… Дед мне всегда говорил, что мы едим, чтобы жить, а не наоборот. Я, пожалуй, обратно в лес — мне там проще.

Сказав это, Яков перешагнул через Влада и направился к выходу.

— Ну и где мне взять нового управляющего, чтобы хоть наполовину был так хорош, как этот? — спросил у пустоты хозяин, глядя в спину уходящему охотнику.

— У меня сосед — рыбак, — ответил Степан Рудольфович. — У него блеснами, спиннингами, мормышками и прочей ерундой весь балкон и гараж забиты. Хочешь попробовать?
— Была не была! Звони!



Александр Райн

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх