На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Смехотерапия

21 696 подписчиков

Свежие комментарии

Фантомас, Кокос и день рождения Макси

 

- А!... О!... Ы!... – стонут с хозяйской кровати. – О, как мне нехорошо…

Всем горячий мяу, я ваш знакомый кот Фантомас. Вчера у нашей хозяюшки Максимилианы был день рождения. Она его отметила так удачно, что сегодня впору отмечать день умерения.

- Ы!... У!... Ё!...

Накануне именинница была вся в хлопотах, трижды сгоняла по магазинам, накупила всякой еды.

Кокос принимал в разборке сумок самое деятельное участие, ластился и визжал.

- Сколько тут вкусного, Фантомас! – лаял он. – А на мой день рождения Макся столько же всего натащит? Но телячьих костей, я считаю, надо побольше. И кучу гостей приглашать не стану, они слишком много едят. Позову тебя, Мыша Калистратыча из-за холодильника, саму Максю… ну и в идеале – свою возлюбленную Печеньку с хозяйкой.

Максимилиана даже сходила к человеческому грумеру, то бишь к парикмахеру. Ей поставили дыбом всю шерсть на голове, да ещё и покрасили. Когда Кокос увидел её в новом обличье, то залез под диван и долго крестился хвостом.

Вечеринку Макся решила устроить на дому и поразить подружек своими кулинарными талантами. Вообще-то кулинарных талантов у неё всего два – Максимилиана умеет заваривать чай из пакетика и насыпать корм мне и псу Кокосу. Далее идут категории, в которых она совершенно не ориентируется.

Подготовка целиком легла на мои плечи. Максимилиана выполняла черновую работу – мыла овощи, чистила рыбу и смешивала ингредиенты, а я сидел на шкафу и вёл строгий учёт рыбных хвостов и мясных обрезков. От Кокоса толку не было никакого, он вертелся под ногами, гонял по кухне консервные банки и клянчил лакомые куски.

Потом пришли гости – Максины подружки по работе и несколько знакомых мужского пола. Один из гостей, долговязый генацвале по имени Стёпа, при виде нас с Кокосом сказал:

- Ого, Максюша! У тебя на дому целый зверинец!

Ха. Ха. Ха. Молчал бы, глист-первоходок. Я старый и тёртый котище. И я точно знал, кто из нас к вечеру будет являть собой форменный зверинец.

Так оно и вышло. Поздравляя Максю, гости перепились и устроили натуральный цирк в пределах одной типовой квартиры. Садясь за стол, девчонки ужимались как могли. Кричали кавалерам, будто пьют исключительно чистый кальвадос из подогретых рюмок… но через полчаса уже запросто хлестали водку из холодного подсвечника на комоде и не выпендривались.

Долговязый Стёпа тоже оказался тем ещё кадром. Сначала усиленно обхаживал нашу Максю, зажимал её у ванной и намеревался остаться на ночь, уверяя, что холост и свободен как африканский ветер.

С Макси Стёпа переключился на меня. Стоя передо мной на четвереньках, он заплетающимся языком рассказывал, как правильно диагностировать  признаки стёршейся блокировки гидротрансформатора на «мерсовской» АКПП. Я прекрасно видел, что этот пеликан абсолютно не шарит в диагностике фрикционных пакетов, но спорить было бесполезно: по-кошачьи Стёпка всё равно не понимал.

Потом Стёпка обнимал Кокоса, пил с ним на брудершафт и закусывал его резиновой костью, чем Кокос остался крайне недоволен. А кончилось тем, что холостому Стёпке дозвонилась его законная супруга. Тут-то он стушевался и бесследно исчез.

Сегодня результаты вечеринки налицо. Дома бардак, на столе – гора недоеденных яств, в туалете творится истинный кошмар. Макся страдает с похмелья поперёк кровати. Её страдания усилены тем, что вчерашний Стёпа вместо холостого подлеца оказался подлецом женатым.

- Нет, - говорит Кокос, обозревая наш разрушенный быт. – Я передумал насчёт своего дня рождения. Если я буду лежать так же и скулить «Ы-У-О» - лучше застрелите меня сразу!

На пару с ним мы ухаживаем за хозяйкой. Кокос приволок Максе в кровать недопитую бутылку минералки и вылизал ей нос вместо умывания. Я сбросил ей из аптечки аспирин и стаскал лишний мусор из комнаты к ведру.
 
- А! Ы! О-о-о.. – хрюкает распластанная хозяйка. – Зачем я столько выпила? Да чтоб я ещё раз… Прости, Кокосик, у меня совсем нет сил тебя выгуливать…

- Что делать, Фантомас? – спрашивает расстроенный Кокос. – Как я без утренней прогулки? Твой кошачий лоток мне мал.

Я заглянул в уборную – но лучше бы не заглядывал! Без противогаза и бахил туда и соваться нечего. Такое чувство, что пьяные гости оставили там всё самое порочное, что есть у человечества.

Входных дверей мне не открыть, замок там сложный. Я сделал что мог – распахнул для Кокоса балконную дверь. В дом повеяло приятной уличной прохладой. Заодно и хворая Макся на кровати освежится.

- Дерзай, Кокосище, - сказал я. – Только аккуратно. Всё, что за пределами балкона – это и есть твой санузел.

Кокос был рад стараться. Свесившись с балкона, он сделал свои дела во двор. И до того удачно, что на капоте стоящей внизу чёрной легковушки возникла целая скульптурная инсталляция.

- А я крут! – сказал довольный Кокос. – Вон, даже первые поклонники появились!

Вокруг чёрной машины бегал мужик и произносил разные энергичные междометия, поглядывая вверх.

- Ты у нас самопальный Микеланджело, кто бы спорил, - сказал я. – Но сдаётся мне, что это хозяин тачки. И если он поднимется к нам – вряд ли попросит у тебя автограф!

Разъярённый автовладелец действительно пробежался по этажам, но у Макси всё равно не было сил открыть, поэтому виновных не нашлось. Злобно бурча, мужик собрал творение Кокоса с капота на совок и куда-то унёс – наверное, на выставку стрит-арта.

- Косматики мои! – снова стонет Макся. – Вас же покормить надо… наплевать, ешьте всё, что осталось на столе. Посуды мыть меньше.

Слово сказано! Тут мы с Кокосом и отвели душу! До того натрескались деликатесов, что теперь пошевелиться не можем. Хо-хо, нам тут ещё и на ужин хватит!

На наше чавканье из-под холодильника выглянул Мыш Калистратыч и поинтересовался, в честь чего веселье. Мы объяснили, что вчера был хозяйский день рождения, а сегодня – наш. И пригласили мышиного старосту угоститься чем бог послал.

Калистратыч свистнул бригаду грузчиков – своих многочисленных детей и  племянников – и они стали носить припасы в норку. А мы с Кокосом кайфовали на диване и чувствовали себя превосходно, пока болящая Максимилиана не заорала на весь дом.

- А-а-а-а! Точно, прекращаю отмечать свои именины! Так пить нельзя!

Дрожащими руками она набрала номер подруги-медсестры и попросила:

- Мариночка, напомни мне первые признаки белой горячки?

- А что случилось? – ответила Марина. – У тебя «белочка»?

- Насчёт «белочки» не знаю, - сказала Макся. – У меня скорее «мышечка». Представляешь, мне сейчас померещилось, что на полу стоит цепочка мышей и они передают друг другу за холодильник орехи – один за другим, прямо как вёдра на пожаре! Вот это конский глюк!

Марина вошла в положение и примчалась лечить Максю от абстинентного синдрома. Мы-то с Кокосом знаем, что это был не глюк, но решили промолчать. Зачем палить нашего кореша Калистратыча?


© Copyright: Дмитрий Спиридонов 3

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх