На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Смехотерапия

21 696 подписчиков

Свежие комментарии

Тришкина любовь

Трифон влюбился! Трехлетний кот, всю жизнь проживший на улице, в отчаянной борьбе за существование, даже предположить не мог, что он способен на такие чувства! И тем не менее – влюбился!

Не в какую-то кошечку из подвального окружения, и, тем более, не в домашнюю разнеженную кисоньку, нет. Он влюбился в Клавдию Ивановну, бабушку с первого этажа.

..

Когда в очередной раз она кормила подвальный хвостатый прайд, она машинально провела по его спинке ладонью, что-то приговаривая ласковым голосом. Другим хвостатым тоже досталась порция ласки, но Трифона будто током ударило! Никогда и никто доселе не проявлял к нему внимания настолько, чтобы погладить! Отныне сердце Трифона принадлежало только ей!

Ему нравилось в ней все: негромкий ворчливый голос, прядь седых волос, выбивающаяся из-под цветного платка. Нравилось смотреть на ее неторопливую, шаркающую походку и на сухие морщинистые руки, теплые и добрые.

Он больше не напрашивался на ласку. Не признаваясь в чувствах даже себе, он, как истинно влюбленный, не подходил к ней, а таял от умиления, наблюдая за своей дамой сердца из-за угла дома. При этом глаза его непроизвольно щурились, а грудь разрывало нежное мурчанье.

Ему приходилось бывать там, в прошлый год он прожил в лесу все лето, жируя на мелкой лесной дичи, и только с приходом холодов вернулся в родной подвал. В это лето он остался дома, в подвале, а виной всему Клавдия Ивановна, верней - ее появление здесь.

Потом она переходила в другую комнату и, уютно устроившись в кресле, отхлебывала горячий отвар из фарфоровой кружки, поглядывая на экран телевизора. Иногда посмеиваясь, иногда недовольно хмурясь, она смотрела передачи, а Трифон, не отрываясь, смотрел на нее, и ему было просто хорошо оттого, что хорошо ей.

Утром Клавдия открывала настежь форточки, впуская в квартиру свежий утренний воздух.

Трифон выбирал момент, когда она выходила в другую комнату, бесшумно проникал в ее жилище и оставлял на подоконнике пойманную ночью мышку, самую упитанную. И так же бесшумно ретировался, радуясь, что любимый человек не остался без ежедневного презента.

Если первые его подарки вызывали у нее восторг и радость (а он был в этом уверен – он видел, как она хваталась за сердце и издавала крик, наверное, от восхищения), то впоследствии она привычно заметала очередную мышь на совок и уносила.

Потом он понял, что она догадалась, откуда к ней попадает угощенье - она выглядывала в окно, стараясь разглядеть своего благодетеля, но Трифон скромно прятался в кустах. Ему не нужна ее благодарность. Ему достаточно осознавать, что она чувствует его любовь и заботу...

Клавдия Ивановна поселилась в городской квартире прошлой осенью. Прежде о переезде она не думала. Пока были силы и здоровье, жила привычной жизнью в заботах о хозяйстве, о доме, в котором вырастили с мужем троих ребят.

Но годы берут свое. Груз прожитых лет и одиночество все более и более тяготили. Справным ее хозяйство назвать можно было уже с натяжкой. Готовиться к зиме и переживать ее становилось трудно, хоть взрослые дети и не оставляли без помощи.

В конце концов, она согласилась на уговоры детей, но с условием – «Пока могу, буду жить отдельно»! Продав дом и хозяйство, переселилась в город, где сыновья с радостью помогли ей приобрести однокомнатную квартиру.

Зиму в квартире прожила вполне сносно – в тепле и уюте. Дети и внуки навещали почти ежедневно, что было непривычно и радостно. Скучала первое время по родному селу, по ежедневным привычным заботам...

Попросила сына привезти ей деревянную лопату и зимой, в охотку, помогала местному дворнику Ахмету разгребать дорожки от снега. Ахмет, жалея бездомных кошечек, подкармливал их в подвале, некоторые жили в дворницкой.

И она пристрастилась к этой заботе – живые ведь твари. Летом еще куда ни шло, а зимой – надо помочь. Жильцы дома к хвостатым относились благосклонно, почти все дворовые кошки были стерилизованы, Трифона тоже не обошла эта участь. Многие сменили подвал на уютные квартиры, но не все. Трифону с его вздорным характером и неказистым видом эта участь точно не угрожала.

Клавдия Ивановна кошек любила, в селе у нее была любимица Муська, которая прожила с ней шестнадцать последних лет. Но, ослабнув от болезни или от старости, она покинула дом и больше не вернулась.

Тяжело перенесла Клавдия утрату и решила – больше не заводить кошек, тяжело их терять, да и возраст уже тот. Рано или поздно, придется оставить ее одну, без догляда и тепла.

Одно дело – кормить их на улице, другое – считать членом своей семьи, роднулечкой. Как подумаешь – что с ними будет, когда самой не станет – лишняя боль сердцу.

Как-то в разгар мая Клавдия Ивановна обнаружила на подоконнике кухни мышь! Вскрикнув от испуга и неожиданности, она разглядела, что мышь уже дохлая.

«Неужто умирать сюда пришла?» - думала она, брезгливо избавляясь от нее. На следующий день – та же история! И вот уже почти две недели, как она находит неприятный сюрприз в одном и том же месте.

«Шутит кто-то нехорошо!» - думалось ей, и она решила выловить злоумышленника с поличным. Спрятавшись за приоткрытой кухонной дверью, она минут пятнадцать стояла, стараясь не выдать себя, и увидела, как худой дворовый кот, ловко запрыгнув в открытую форточку, оставил трофей и так же бесшумно удалился.

«Вот так номер!» - изумилась Клавдия. Кота этого она видела не раз, но близко он давно не подходил, даже когда его собратья с удовольствием угощались из ее рук. «За что же он, вражина, невзлюбил меня, что такое вытворяет?»

Она поделилась своим открытием с Ахметом, думая услышать слова сочувствия, но тот весело рассмеялся:

- Любит он тебя, Клавдия, или сильно уважает! Самое дорогое тебе несет – больше ведь у него ничего нет! Не думай про него плохо.

- Да как же – любит? Он даже не подходит ко мне! – всплеснула руками Клавдия Ивановна.

- Значит, сильно любит! Стесняется огорчить тебя своим видом, но заботится тайно. Настоящий мужчина! – улыбался дворник. – Гордись, Клавдия, не каждой такое дано.

- Ну надо же! – не удержалась от улыбки и она. – Дождалась настоящей любви на старости лет.

Вечером у Клавдии Ивановны разболелись ноги. Когда-то сильно помороженные, они ныли к непогоде, но в этот раз суставы выворачивало не на шутку. Сын, по совету жены-медработника, привез ей мазь, рассказал, как пользоваться и настоятельно просил поменьше ходить и держать ноги в тепле. На следующий день обещал приехать с женой, если лучше не станет.

Трифон всю ночь просидел за окном, глядя на предмет своего обожания и сопереживая ей. Он явно чувствовал ее боль и был готов избавить ее от мучений, но форточки были закрыты.

Ночью заморосил дождь, о котором загодя предупредили Клавдию ее больные ноги. Она с трудом поднялась, открыла форточку, чтобы впустить в комнату свежесть и, обернув ноги теплой шерстяной шалью, забылась сном.

Проснулась, когда уже рассвело, боль ушла, но чувствовалась некоторая тяжесть. Она попробовала пошевелить ступнями и с удивлением увидела, как с ее ног поднялся кот и присел рядом, с тревогой поглядывая на нее.

Тот самый, что одаривал ее добычей. «Ведь это он меня от боли избавил. Никогда так быстро не проходило» – догадалась она.

- Ну, здравствуй, мой хороший.

Она осторожно взяла его на руки и прижала к груди. Трифон боялся пошевелиться, не веря своему счастью!

Вечером, отмытый и ухоженный, он сидел рядом с Клавдией, смотрел, как она вкусно прихлебывает травяной чай, и мурлыкал. Мытье ему далось с трудом, но он все вытерпел не пикнув. Он готов был позволить Клавдии даже остричь себя наголо, если ей это будет надо, не то, что помывку. Из ее рук он готов принять все!

- Шубка у тебя белая, вот только вся в черных заплатах, как Тришкин кафтан, – смеялась Клавдия. – Тришкой буду тебя звать.

И он радовался, что с именем она угадала. Так его когда-то нарекла мама и больше никто не называл.

- Зарекалась я не заводить больше кошек, но видно судьба распорядилась так, что быть нам вместе, Трифон. Дай Господь пожить еще, чтобы не оставлять тебя одного, – шептала она.

- Напрасно ты беспокоишься, хозяйка, – мурлыкал Трифон. – Я без тебя не останусь, и жить без тебя не буду. Но до этого еще далеко. А пока буду заботиться о тебе и твоем здоровье. Вот что, например, ты кушаешь? Отвар из травок – это хорошо, сам такими лечился. Но каши твои мне определенно не по душе. С завтрашнего утра буду носить тебе полезных, экологически чистых мышей. А хочешь - научу на них охотиться? Ты сможешь, ты, вроде сообразительная...

И млел под теплой, морщинистой рукой Клавдии Ивановны, чувствуя биение доброго сердца хозяйки, готовый отдать свое здоровье и свою жизнь, если потребуется, для спасения любимого человека.

Автор ТАГИР НУРМУХАМЕТОВ

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх